Виды и содержание неосторожности как формы вины в уголовном праве

Неосторожность

Неосторожность и ее виды

По сравнению с умыслом неосторожность — менее распространенная форма вины. Согласно ст. 26 УК преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Определение неосторожной вины в уголовном праве России основывается в основном на специфике отношения лица к наступившим общественно опасным последствиям его действий (бездействия). Различаются два вида неосторожности — легкомыслие и небрежность (ч. I ст. 26 УК). Эти виды неосторожности объединены сходным социально-психологическим содержанием. В обоих случаях речь идет о проявлении лицом при осуществлении какой-либо деятельности невнимательности, несоблюдении возложенных на него обязанностей, нарушении им правил предосторожности. Однако в таких ситуациях у лица имеются как объективные, так и субъективные предпосылки к тому, чтобы при надлежащей осмотрительности и внимательности при выполнении своих обязанностей оно могло осознавать общественную опасность своих действий (бездействия) и предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Вместе с тем легкомыслие и небрежность характеризуются и определенными различиями.

Специфика легкомыслия заключается в том, что хотя в данном случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но не желает их и не допускает, а легкомысленно рассчитывает эти последствия предотвратить. Однако расчет оказывается неосновательным, общественно опасные последствия наступают.

Первый признак сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Однако отметим, что если рассматривать предвидение при легкомыслии с точки зрения его предметного содержания, то оно отличается от предвидения при косвенном умысле. При легкомыслии предвидение носит, как правило, менее определенный характер, что и обусловливает легкомысленный расчет на те или иные обстоятельства предотвратить наступление преступных последствий.

Легкомыслие отличается от косвенного умысла и по волевому содержанию. Если при совершении преступления с косвенным умыслом лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к ним безразлично, то при легкомыслии решимость реализовать поставленную цель связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Специфика совершения преступления по небрежности заключается в следующем. Лицо не предвидит, что в результате совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. При небрежности действия (бездействие) лица не направлены на причинение вреда каким-либо охраняемым уголовным законом интересам и ценностям. Лицо нередко осознает фактическую сторону совершаемых действий, например то, что нарушает правила предосторожности, однако при этом не осознает, что эти действия (бездействие) могут вызвать общественно опасные последствия. Вместе с тем в таких случаях лицо может и не осознавать, что его действия связаны с нарушением каких-то правил предосторожности. Это может быть в силу усталости, невнимательности, недисциплинированности и т.п. Однако сказанное не означает, что общественно опасное деяние, совершенное по небрежности, не является волевым актом.

При небрежности лицо имеет возможность избрать наиболее осмотрительное поведение, чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. Эта возможность обусловливается наличием лежащей на лице обязанности в качестве мотива должного поведения.

Социальная сущность небрежности заключается в том, что при этом поведение лица всегда связано с нарушением им обязанности быть осмотрительным (острожным). Социальный смысл небрежности раскрывается следующей формулой закона: «Лицо не прсдвиде- ло возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Термин «должно» подчеркивает, что совершаемые действия связаны с нарушением лицом лежащих на нем обязанностей. При решении вопроса об уголовной ответственности лица за преступление, совершенное по небрежности, в каждом случае необходимо установить, какая обязанность им была нарушена и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение тех или иных действий (бездействия) в круг обязанностей этого лица не входило, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не подлежат вменению этому лицу.

Для констатации наличия небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть обществен но опасные последствия своих действий. В уголовном праве России считается общепризнанным, что при решении этого вопроса следует исходить не из средней меры (объективного критерия — могли эти последствия предвидеть любой средний человек), а из индивидуальных возможностей этого лица, т.е. так называемого субъективного критерия. Уголовная ответственность за преступные последствия, наступившие по небрежности, может быть возложена на лицо лишь тогда, когда оно в данной конкретной ситуации могло предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия), а следовательно, имело реальную возможность их не допустить.

Поэтому в ч. 1 ст. 28 УК устанавливается, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно опасный характер своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Деяние признается также совершенным невиновно (ч. 2 ст. 28 УК), если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

В условиях интенсивного научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека к окружающему повышенные требования предъявляются к его поведению, к дисциплине и организованности людей. Отсутствие должной осмотрительности и внимательности при использовании природных ресурсов и техники, особенно источников повышенной опасности, нередко влечет за собой серьезные негативные последствия. Поэтому проблема уголовной ответственности и ее пределов при неосторожной вине имеет большее практическое значение.

Преступление по неосторожности

Неосторожной форме вины посвящена ст. 26 УК, в ч. 1 которой определено, что преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Следовательно, закон выделяет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 26 УК преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Частью 3 ст. 26 УК преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Исходя из законодательного определения неосторожности можно усмотреть ее отличие от умышленной формы вины в следующем:

  • в законе не указывается на осознание виновным общественно опасного характера своего деяния;
  • неосторожная форма вины не допускает позитивного отношения лица к последствиям своего деяния. Лицо либо вообще не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, либо рассчитывает их предотвратить.

Законодательное определение неосторожности охватывает преступления с материальным составом, поскольку и при легкомыслии и при небрежности речь идет об отношении лица к последствиям. При отсутствии общественно опасных последствий не возникает вопроса об уголовной ответственности лиц, совершивших по неосторожности преступления с материальным составом.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления. Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна (например, при разграничении убийства и неосторожного причинения смерти, когда преступление может быть совершено как с косвенным умыслом, так и в результате преступного легкомыслия).

Понятно, что при квалификации конкретного деяния необходимо обращать самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла и легкомыслия.

Отличие усматривается и в интеллектуальном и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия, а именно:

1. при легкомыслии лицо не осознает общественной опасности своего деяния, а при косвенном умысле осознает;

2. при совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий.

Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их в результате своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако исходило из того, что в данном случае этого не произойдет, поскольку бросает камень выше головы потерпевшего. Расчет оказался несостоятельным: камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение.

При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения (руками, ногами, твердыми предметами по различным частям тела, в том числе и жизненно важным) в течение продолжительного времени, вместе с тем даже один сильный удар в область головы потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности;

3. волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий на их предотвращение, допуская их или относясь к ним безразлично.

В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла.

Так, гражданин К. был признан виновным и осужден за убийство (по ч. 1 ст. 105 УК) шестилетней девочки, совершенное при следующих обстоятельствах.

В. (осужден по тому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября на берегу пруда К. произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена девочка.

Виновным К. признал себя частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он не хотел никого убивать, девочку не видел и не предполагал, что пуля может пролететь большое расстояние.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Стрелял К. в 18 ч. 30 мин. 13 октября, т. с. было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют о его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные.

При небрежности лицо действует или бездействует, не осознавая общественной опасности своего деяния и не предвидя возможных общественно опасных последствий своего поведения. Оно может смотреть телевизор, читать книгу, даже спать в момент наступления общественно опасных последствий, однако быть виновным в их причинении. При небрежности лицо с точки зрения сознания и воли никак не проявляет себя по отношению к общественно опасным последствиям в момент их наступления. Оно их и не желает, как при прямом умысле, и не допускает, как при косвенном умысле, и не рассчитывает их предотвратить, как при легкомыслии. Сознание и воля лица бездействуют. Однако лицо признается виновным в наступлении общественно опасных последствий, если должно было и могло предвидеть последствия своего поведения. Лицо несет ответственность не вообще за наступление общественно опасных последствий, а лишь за такие последствия, которые явились результатом его неправильного поведения. Иначе говоря, последствия в обязательном порядке должны быть причинно связаны с его конкретным поведением при необходимости и возможности их предвидения им. Субъективно данные последствия для виновного лица являются неожиданными, поэтому ключевыми понятиями небрежности являются слова: «должен был предвидеть последствия» и «мог их предвидеть».

Словосочетание «должен был» — это объективный критерий небрежности, определяющий обязанность лица предвидеть последствия своего деяния.

Слово «мог» — это субъективный критерий небрежности, определяющий возможность лица предвидеть последствия своего деяния.

Обязанность лица предвидеть последствия своего деяния всегда вытекает из существующих правил поведения и предосторожности, установленных в обществе, которых субъект должен придерживаться. Такие правила могут вытекать из требований закона, иного нормативного акта, договора, профессии, должности, статуса лица, принятых правил общежития. Эти правила могут касаться любых сфер деятельности. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Принадлежность к определенной социальной группе или выполняемой роли накладывает на человека соответствующие правила поведения и предосторожности. Обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния должна быть установлена и доказана на основании существующих и обязательных для него правил поведения не вообще, а применительно к данному конкретному случаю. Так, уголовную ответственность за халатность может нести только то должностное лицо, на котором лежала определенная обязанность, и ее невыполнение привело к наступлению общественно опасных последствий, предусмотренных ст. 293 УК.

Таким образом, обязанность лица предвидеть последствия своего деяния проистекает из обязательных для него правил поведения и предосторожности, обусловленных его принадлежностью к какой-либо социальной группе или выполнению им какой-либо социальной роли.

Одной обязанности предвидеть общественно опасные последствия недостаточно для признания лица виновным в их наступлении. Необходимо наличие субъективного критерия небрежности — возможности предвидеть наступление данных общественно опасных последствий. Только совокупность объективного и субъективного критериев небрежности дает основания для признания лица виновным в наступлении инкриминируемых ему общественно опасных последствий.

Возможность предвидения лицом последствий своего деяния в противоположность обязанности их предвидения не может основываться на социальных требованиях, обращенных к любому лицу, на которое они распространяются. Она всегда связана с персональными возможностями лица, с обязательным учетом особенностей ситуации (обстановки), в которой оно находилось. Обязанность предвидения — это нормативный, а возможность предвидения — ситуативно-персональный критерий небрежности. При оценке субъективной возможности лица предвидеть последствия своего деяния имеет значение оценка человека во всех его проявлениях: биологических, социальных, психологических (его возраст, профессия, образование, состояние здоровья и проч.).

Неосторожность как форма вины и ее виды

Неосторожность является второй формой вины, которая, в соответствии с ч. 1 ст. 26 УК РФ, представляет собой два вида: легкомыслие и небрежность. Особенностью этой формы вины является то, что она представляет собой определенные элементы неосмотрительности, невнимательности, игнорирование различных правил поведения, неуважение различных прав, интересов граждан общества и государства, что представляет собой общественную опасность. В связи с этим достаточно сказать о нередких в настоящее время транспортных катастрофах, связанных с гибелью людей. С неосторожностью связаны и деяния, повлекшие нарушения различных правил техники безопасности, ветеринарных и других правил, а также ряд экологических преступлений.

Читайте также:  Заключение договора поручительства

Следует отметить, что по неосторожности совершаются преступления только с материальным составом, т.е. когда законодатель в их объективную сторону включает определенные общественно опасные последствия.

Согласно ч. 2 ст. 26 УК РФ, преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Из законодательной формулировки видно, что для преступного легкомыслия характерны предвидение возможности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент), а также самонадеянный расчет на предотвращение этих последствий (волевой момент).

Предвидением общественно опасных последствий своего действия или бездействия преступное легкомыслие сближается с умыслом, особенно с косвенным, и одновременно по этому же признаку отличается от преступной небрежности. Однако, хотя преступное легкомыслие по своему интеллектуальному моменту имеет некоторое сходство с косвенным умыслом, в то же время при косвенном умысле субъект предвидит наступление именно реальной возможности наступления вреда. При преступном легкомыслии такая возможность представляется только как абстрактная, поскольку лицо полагает, что вред не наступит. Как и при умысле, виновный здесь также сознает не только фактическую сторону, но и общественную опасность своего поведения.

И все же главное отличие преступного легкомыслия от косвенного умысла состоит в волевом моменте. При преступном легкомыслии волевой момент состоит в том, что субъект полагает, что ему удастся предотвратить общественно опасные последствия. Он надеется на определенные силы, личные качества (опыт, ловкость), на определенную обстановку (например, отсутствие людей на проезжей части дороги), конкретные обстоятельства, которые предотвратят наступление вредных последствий.

Однако в реальной обстановке его расчет на предотвращение последствий оказывается самонадеянным (безосновательным), и общественно опасный результат наступает. Так, водитель, управляя новым автомобилем, превышая дозволенную скорость, уверен в ее технической исправности, в своей опытности, сбивает пешехода из-за неисправности тормозов (во время торможения произошел разрыв тормозной трубки и вытекла тормозная жидкость), в результате чего наступила смерть потерпевшего.

При преступном легкомыслии следует установить, были ли у субъекта достаточные основания предполагать, что обстоятельства, на которые он надеется, могут предотвратить наступление преступных последствий. Примером преступного легкомыслия, а также отграничения его от косвенного умысла может служить следующий. Сторож по охране склада готовой продукции вынужден покинуть пост из-за внезапной болезни жены (об этом ему передали соседи по квартире). Уходя с поста, он подключил колючую проволоку, которой был огорожен склад к электросети и повесил на видном месте объявление с предупреждающей надписью о том, что забор находится под электрическим напряжением и что соприкосновение с забором опасно для жизни.

Проходящий мимо гражданин В., дотронувшись до забора, был смертельно травмирован. В связи с этим встает вопрос квалификации содеянного либо по ст. 105 УК РФ – убийство с косвенным умыслом, либо по ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности. Здесь необходимо тщательно изучить обстоятельства дела. Если из материалов уголовного дела будет установлено, что сторож сознательно допускал возможность наступления смерти гражданина В. или других лиц либо допускал в этом отношении безразличие к возможности наступления общественно опасных последствий – налицо убийство с косвенным умыслом.

Если же сторож, предвидя возможность наступления таких последствий относился к ним не безразлично (о чем свидетельствовало вывешенное им объявление об опасности), а надеялся на их предотвращение, при этом рассчитываться не на случайность, а на объективные обстоятельства, дававшие, по его мнению, основание для такого расчета (подход к складу был только с одной стороны, где висело объявление), то совершенное им преступление можно считать совершенным по неосторожности (ст. 109 УК РФ) в виде преступного легкомыслия.

Следующим видом неосторожной вины является преступная небрежность.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности должно, было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

Следовательно, преступная небрежность как форма вины характеризуется двумя признаками: 1) отрицательным (непредвидение лицом преступных последствий своих действий (бездействия) и отсутствие понимания общественной опасности самого совершаемого деяния) и 2) положительным (лицо должно и могло было предвидеть наступление преступных последствий.

От прямого и косвенного умысла, а также от преступного легкомыслия преступная небрежность отличается непредвидением возможности наступления общественно опасных последствий.

Из законодательной формулировки преступной небрежности (ч. 3 ст. 26 УК РФ) следует, что субъект не осознает фактической стороны содеянного и не предвидит общественно опасных последствий (например, медсестра вводит в организм больного препарат, назначенный другому больному, что приводит к тяжким последствиям) или же сознает фактическую сторону своего деяния, но не предвидит общественно опасных последствий (например, Д. толкнул пьяного К. который преградил ему путь, с лестницы, в результате чего он, падая, разбил голову и скончался). В данном случае Д., сознательно толкая К. с лестницы, не предвидел возможности наступления смерти, однако по обстоятельствам дела (потерпевший был пьян, крутая лестница) должен был предвидеть, что в результате его действий К. мог упасть и получить такие повреждения, в результате чего наступит смерть.

Следовательно, существенным моментом, характеризующим небрежность, является обязанность субъекта предвидеть общественно опасные последствия своих действий, что и признается основанием ответственности при преступной небрежности.

Вопрос о том, мог ли субъект осознавать факт нарушения им правил предосторожности и предвидеть наступившие в результате этого общественно опасные последствия, необходимо решать с учетом конкретной обстановки и индивидуальных особенностей каждого конкретного лица, привлекаемого к уголовной общественности.

В связи с этим в науке уголовного права выделяются такие критерии преступной небрежности, как объективный и субъективный.

Объективный критерий заключается в обязанности лица предвидеть общественно опасные последствия («должно было»). Эта обязанность лица устанавливается специальными правилами, законами, должностными инструкциями, приказами и др.

Субъективный критерий характеризует индивидуальную способность конкретного человека предвидеть возможность наступления вреда («могло»).

При определении преступной небрежности объективный критерий используется лишь для того, чтобы установить, как должен был вести себя в данном случае субъект. Решение же вопросов о том, мог ли субъект в конкретном случае предвидеть общественно опасные последствия своих действий, возможно лишь на основе субъективного критерия.

В связи с этим, когда необходимо установить, мог ли конкретный субъект сознавать факт нарушения правил предосторожности и предвидеть их последствия, следует выяснить и вопросы о квалификации и степени подготовленности того или иного работника, о знании им специальных правил предосторожности (например, о технике безопасности, пожарной безопасности и т.п.), а в случае если он их не знает, то установить, имел ли он возможность знать их.

Следовательно, в отличие от рассмотренных выше форм вины (прямого, косвенного умыслов и преступного легкомыслия), при небрежности лицо не осознает общественной опасности своих действий и потому считает возможным их совершение. Например, М., работая на складе кладовщиком, для отопления помещения включил самодельный электронагревательный прибор. Во время обеденного перерыва он ушел со склада, но электроприбор не выключил.

В результате короткого замыкания, вызванного (как в последствии выяснилось) неисправностью электроприбора, на складе возник пожар, которым были уничтожены товары на крупную сумму денег. Совершая свои действия, М. не осознавал их общественной опасности, не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий этих действий, но должен был и мог их предвидеть при необходимой внимательности. В данном случае в совершенном им преступлении налицо неосторожная вина в виде небрежности, что должно квалифицироваться по ст. 168 УК РФ.

Преступную небрежность следует отличать от невиновного причинения вреда (т.е. случая или казуса), так как они являются между собой пограничными состояниями. Неправильное их определение может привести к необоснованному обвинению лица в совершении преступления и вынесением в отношении его несправедливого приговора.

Согласно ч. 1 ст. 28 УК РФ, деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Случайное без умысла и неосторожности причинение общественно опасного вреда исключает вину в поведении лица, и поэтому в данных случаях оно не подлежит уголовной ответственности – из-за отсутствия субъективной стороны преступления.

Случайное причинение общественно опасного вреда качественно отличается от преступной небрежности из-за отсутствия объективного и субъективного критериев, либо одного из них. Как известно, вина есть психическое отношение человека к общественно опасному деянию. При случае (или казусе) же такое психическое отношение лица отсутствует. Например, Ф. в зимнее время при гололеде, падая сам, случайно толкнул проходящего рядом прохожего, который упал от его толчка, ударился головой о бордюр тротуара, в результате чего был причинен тяжкий вред его здоровью. В данном случае Ф. не предвидел и не мог предвидеть, что в результате его действий, вызванных такими обстоятельствами, могут наступить такие тяжкие последствия.

Особая разновидность случая как невиновного причинения вреда указывается законодателем в ч. 2 ст. 28 УК РФ. В соответствии с ней, деяние также признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Как видно из законодательной формулировки, такая разновидность случая (казуса), как правило, связана с экстремальными условиями и большими нервно-психическими перегрузками, когда, например, водитель, спасая людей, вывозит их из зоны стихийного бедствия несколько суток подряд без отдыха и в результате этого совершает дорожно-транспортное происшествие, заснув за рулем. В данном случае водитель мог предвидеть, что может совершить дорожно-транспортное происшествие, но в силу указанных выше причин не мог его предотвратить.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Неосторожность и ее виды

УК РФ РФ предусматривает два вида неосторожности:

Легкомыслие

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездей­ствия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рас­считывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Предвидение возможности наступления общественно опас­ных последствий своего действия или бездействия составляет ин­теллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение — его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, зако­нодатель указывает только на возможность предвидения общест­венно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторож­ности, установленных для предотвращения вреда, поэтому осоз­нанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью.

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвен­ном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного кон­кретного случая) возможность наступления общественно опас­ных последствий, то при легкомыслии эта возможность предви­дится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умыс­ла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвен­ном умысле виновный сознательно допускает наступление обще­ственно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъ­ект стремится не допустить их наступления, относится к ним от­рицательно.

Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не просто как надежду, а именно как расчет на предотвращение об­щественно опасных последствий, имеющий под собой вполне ре­альные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), а также на иные обстоятельства, значение ко­торых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неоснователь­ным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Небрежность

Преступление признается совершенным по небрежности, ес­ли лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступле­ния общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицатель­ным и положительным.

Отрицательный признак — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных послед­ствий — включает:

  • отсутствие осознания обществен­ной опасности совершаемого деяния;
  • отсутствие предвидения преступных последствий.

Положительный признак состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходи­мую внимательность и предусмотрительность и предвидеть насту­пление фактически причиненных общественно опасных послед­ствий. Этот признак устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возмож­ность предвидения – субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный ха­рактер и означает обязанность лица предвидеть возможность на­ступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительно­сти. Эта обязанность может основываться на законе, на должно­стном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т. д.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индиви­дуальных качеств предвидеть возможность наступления общест­венно опасных последствий . Это означает, что возможность пред­видения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индиви­дуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия бы­ла в принципе разрешимой. А индивидуальные качества винов­ного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т. д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совер­шения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных по­следствий.

Психологическое содержание обоих видов умысла и обоих ви­дов неосторожности представлено в таблице.

Формы виныВиды виныИнтеллектуальный элементВолевой элемент
УмыселПрямой умыселОсознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение неизбежности или реальной возмож­ности его общественно опасных последствийЖелание наступле­ния этих последст­вий
Косвенный умыселОсознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение реальной воз­можности его общест­венно опасных послед­ствийОтсутствие желания наступления этих по­следствий, но созна­тельное допущение их наступления или безразличное к ним отношение
НеосторожностьЛегкомыслиеПредвидение абстрак­тной возможности об­щественно опасных последствий совершае­мого деянияСамонадеянный расчет на предот­вращение этих по­следствий
НебрежностьНепредвидение обще­ственно опасных по­следствий совершае­мого деянияОтсутствие волевых усилий, направлен­ных на предвидение и предотвращение общественно опас­ных последствий
Читайте также:  Могут ли приставы арестовать счет и оставить должника без средств

Критерии небрежности: объективный (обязанность предвидеть общественно опасные последствия совершаемого деяния) и субъ­ективный (возможность предвидеть эти последствия при проявле­нии необходимой внимательности и предусмотрительности).

Виды и содержание неосторожности как формы вины.

Формой вины, как обязательного признака субъективной стороны состава преступления, является неосторожность.

Неосторожная вина, как уже отмечалось, разделяется на два вида. Их характеристика даётся в ст. 26 УК РФ.

Основное отличие неосторожной вины от умышленной состоит в том, что психическое отношение лица, совершившего преступление, распространяется только на последствия своего деяния. В то время, как при умышленной вине это отношение распространяется и на деяние, и на последствия. В неосторожной вине психическое отношение лица к своему деянию уголовно-правового значения не имеет. Это объясняется тем, что степень общественной опасности этих деяний не настолько велика, чтобы быть признаком преступления. Характерным примером сказанного может являться предусмотренное ст. 264 УК РФ нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

    Аудирование Грамматика Речь Письмо

Часть 2 ст. 26 УК РФ определяет легкомыслие как предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) лицом, без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывавшим на предотвращение этих последствий.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия проявляется в том, что лицо: а) осознаёт общественную опасность последствий своего действия или бездействия и б) предвидит возможность их наступления.

Осознание общественной опасности последствий деяния при легкомыслии, по существу, ничем не отличается от осознания таких же последствий при прямом или косвенном умысле.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий деяния при легкомыслии отличается от предвидения возможности наступления общественно опасных последствий при умышленной форме вины тем, что оно менее конкретно. Лицо представляет, что такие последствия могут наступить, но, скорее всего, не наступят.

Волевой момент легкомыслия характеризуется: а) нежеланием наступления возможных общественно опасных последствий и б) желанием не допустить их наступления.

Нежелание наступления общественно опасных последствий своего деяния при легкомыслии выражено более конкретно и активно, нежели при косвенном умысле. При косвенном умысле лицо может относиться к возможности наступления последствий безразлично. При легкомыслии лицо не только не желает наступления последствий, но и рассчитывает (значит, желает) предотвратить их. Однако, этот расчёт не обоснован реальными возможностями данного лица. Оно преувеличивает свои возможности в предотвращении наступления последствий, не критически, не объективно (самонадеянно) считает, что его личных качеств достаточно для того, чтобы не допустить последствий, которые он предвидит.

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут . Скидка на первый заказ 100 рублей!

Преступная небрежность, как вид неосторожной вины (ч. 3 ст. 26 УК РФ) характеризуется психическим отношением лица, которое не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Интеллектуальный момент при преступной небрежности сознание лица не охватывает возможных общественно опасных последствий совершенных деяний. Но это лицо могло осознавать их общественную опасность и предвидеть возможность их наступления (при легкомыслии эти последствия осознаются и предвидятся). Эта возможность осознания и предвидения общественно опасных последствий при легкомыслии обусловлена проявлением необходимой внимательности и предусмотрительности.

Волевой момент этого вида неосторожности также существенно отличается от волевого момента легкомыслия. Если при легкомыслии воля выражается в расчёте на предотвращение общественно опасных последствий деяния, то в небрежности она выражается в долженствовании предвидения общественно опасных последствий и проявлении необходимой внимательности и предусмотрительности. Так, любой водитель транспортного средства обязан проявлять внимательность к знакам дорожного движения, осмотрительность в постоянно меняющихся ситуациях дорожного движения.

Отсутствие возможности и обязанности предвидения наступления общественно опасных последствий, исключает этот вид неосторожной вины. Так, отсутствие предупредительного или запрещающего знака дорожного движения при объективно ограниченной видимости, в конкретных обстоятельствах исключает вину и, следовательно, уголовную ответственность за случившееся дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями.

Законодательное определение преступной небрежности предполагает наличие в каждом конкретном случае и возможности и обязанности предвидения наступления общественно-опасных последствий. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает вину и ответственность лица даже при существовании причинной связи между его деянием и наступившим последствием и свидетельствует о наличии случая (казуса).

Часть 2 статьи 24 УК РФ определяет: «Деяние, совершённое только по неосторожности, признаётся преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьёй Особенной части настоящего Кодекса». Таким образом, законодатель установил, что если в диспозиции статьи закреплено, что деяние совершается по неосторожности, значит умысел в этом составе преступления исключается. Во всех других случаях может присутствовать как умышленная, так и неосторожная формы вины, если нет признаков только умышленной формы вины. Ещё обращает на себя внимание, что в этой норме речь идёт о неосторожном отношении к деянию, а не к последствиям. Следовательно, в статьях, где указывается на неосторожное отношение к последствиям, может быть двойная или сложная формы вины.

Глава 2. Неосторожность как форма вины

2.1. Понятие неосторожности как формы вины

Неосторожность – это особая форма вины, т.е. особая форма психического отношения виновного к вредным последствиям совершенного им действия или бездействия. По неосторожности могут быть совершены лишь преступления с материальным составом, т.е. в объективную сторону которых входят определенные, предусмотренные уголовным законом общественно опасные последствия. В УК РФ предусмотрено два вида неосторожности – легкомыслие и небрежность, В соответствии, с ч. 2 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия(бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение. Психическое отношение к последствиям содеянного лица, совершившего преступление по легкомыслию, так же как иная разновидность умышленной и неосторожной вины, складывается из интеллектуального и волевого моментов. Интеллектуальный момент характеризуется тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Волевой момент характеризуется неосновательным расчетом на предотвращение этих последствий. Например, шофер, управляя машиной, превышает дозволенную скорость: и в силу этого не успевает в определенный момент затормозить, вследствие чего сбивает кого-либо из пешеходов, причиняя ему смерть (ч. 2 ст. 264 УК РФ).

2.2. Легкомыслие и небрежность

По законодательной формулировке легкомыслия его интеллектуальный момент сближается с интеллектуальным моментом умысла – и прямого, и в особенности косвенного. В обоих случаях лицо предвидит наступление общественно опасных последствий своего деяния. Однако по фактическому содержанию понятие предвидения, употребляемое законодателем при описании умысла, принципиальным образом отличается от этого же понятия, использованного им при описании легкомыслия как неосторожной разновидности вины. Это отличие заключается в характере предвидения. При умысле (в равной степени прямом или косвенном) предвидение носит конкретный характер, а при легкомыслии – абстрактный. Это означает, что при умысле виновное лицо предвидит, что неизбежный или возможный результат наступит именно от его конкретного действия (бездействия), совершенного в данный момент, в определенной обстановке и при определенных обстоятельствах. Нанося потерпевшему удар ножом в грудь, лицо предвидит, что именно этот удар (его удар), удар этим ножом может причинить смерть этому потерпевшему. Совсем иным содержанием обладает интеллектуальный момент при преступном легкомыслии. Лицо абстрактно предвидит наступление преступных последствий своего действия (бездействия). Так, водитель автомашины, превышающий дозволенную скорость, вообще (в принципе) предвидит, что это может привести к столкновению с пешеходом. И это предвидение носит не конкретный, а именно общий, т.е. абстрактный характер. Лицо, предвидя указанные опасные последствия вообще (в принципе), исключает их наступление в своем конкретном случае. Оно считает, что такие последствия наступают при сходных обстоятельствах у других водителей, для себя же исключает их наступление, так как надеется, что с ним, как опытным водителем, подобное не произойдет (т.е. он избежит столкновения с пешеходом и причинение ему вреда).

Однако главное отличие легкомыслия от умысла (в первую очередь от косвенного) заключается в волевом моменте. Последний при легкомыслии как разновидности неосторожной вины характеризуется тем, что лицо без достаточных к тому оснований рассчитывало на предотвращение общественно опасных последствий своего деяния (в УК РСФСР 1960 г. указывалось, что лицо «легкомысленно рассчитывало на их предотвращение»). В отличие от косвенного умысла воля лица при преступном легкомыслии направлена на предотвращение преступных последствий своего действия или бездействия. Лицо рассчитывает на конкретные реальные обстоятельства, которые, по его мнению, способны предотвратить наступление преступного результата. Так, в приведенном примере водитель рассчитывает на свое профессиональное мастерство, на свой достаточно продолжительный безаварийный опыт вождения автомашины, на ее исправное техническое состояние, на хорошее состояние дорожного покрытия и т. д. и т. п. К сожалению (несмотря на эти надежды), в конкретной ситуации такой расчет оказывается ошибочным, водитель автомашины все-таки наезжает на пешехода и причиняет ему смерть. Неосновательность, ошибочность расчета и превращает подобное психическое отношение к последствиям совершенного деяния в преступное легкомыслие, а само деяние – в преступление.

Ярким примером неосторожного преступления, совершенного по легкомыслию, может служить дело Ш. Последний в целях предупреждения кражи рыбы из мережи (рыболовная снасть) сделал сигнализацию. Для этого он из своего дома к мосткам, с которых ставились в реку мережи, провел провода и подключил их к электросети с напряжением в 220 вольт, а в доме установил звонок. Ночью подростки О. и С., придя на реку ловить рыбу, решили обрезать снасти, державшие мережи, чтобы спустить их по течению, так как этими мережами был закрыт доступ рыбе вверх по течению реки. При этом они решили разъединить провод с электросигнализацией. Во время разъединения проводов плоскогубцами О. был убит электротоком.

На допросах Ш. признавал, что он предвидел возможность наступления тяжких последствий (об этом свидетельствовали и другие материалы дела). Ш. не скрывал от окружающих проведение им сигнализации. Об этом знали жители деревни, в том числе и подростки, пришедшие в день происшествия ловить рыбу возле установленных мереж. Из дела видно, что Ш. предупреждал соседей, чтобы они не допускали своих детей к тому месту, где была проводка сигнализации, а также показывал ее пастухам. По делу установлено, что проводка сигнализации Ш. была сделана у него в огороде по земле, кустам, покрыта ветками и разным мусором, а при подходе к реке под пешеходной тропинкой зарыта в землю. Для проводки Ш. выбрал провод с хорошей изоляцией, выдерживающей напряжение до 1000 вольт. Контакты и провода были изолированы. Для понижения напряжения Ш. перед звонком установил лампочку, а сигнализацию включал только в том случае, если сам был дома.

Ш. был осужден за убийство О. с косвенным умыслом. Однако Пленум Верховного Суда СССР справедливо переквалифицировал его действия на статью УК о неосторожном убийстве, указав, что «в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 вольт, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий».

Второй разновидностью неосторожной вины является преступная небрежность. В соответствии с ч. 3 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Интеллектуальный момент преступной небрежности резко отличается от интеллектуального момента как умысла (прямого и косвенного), так и преступного легкомыслия. При преступной небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. Таким образом, интеллектуальный момент этой разновидности неосторожной вины характеризуется отсутствием в сознании виновного оценки своего поведения как общественно опасного. Это своего рода интеллектуальный момент со знаком «минус». Поэтому сущность вины в этом случае заключается не в интеллектуальном, а в волевом моменте, ибо только в связи с волевым моментом данное психическое отношение получает уголовно-правовую оценку.

Законодательное определение волевого момента преступной небрежности связывается с двумя критериями – объективным («должно было») и субъективным («могло их предвидеть»; имеется в виду предвидение наступления вредных последствий). В теории и судебной практике объективный критерий связан с обязанностями лица, основанными на законе, профессиональном статусе лица, общепринятых правилах общежития, предполагающими предвидение лицом наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. В западноевропейской юридической литературе такой критерий удачно именуется критерием «среднего человека». Имеется в виду, что у конкретного лица наличие возможности предвидения наступления вредных последствий своего деяния признается тогда, когда при данных обстоятельствах эти последствия мог предвидеть «средний благоразумный человек» или, если это относится к области специальных знаний, «средний специалист», обладающий обычной для данной профессии квалификацией («средний» врач, «средний» инженер, «средний» электромонтер и т. д.).

Однако установление одного лишь объективного критерия еще не превращает соответствующее психическое отношение в преступную небрежность как разновидность неосторожной вины. Для этого требуется обязательное установление еще и субъективного критерия. Последний означает уже индивидуальную способность конкретного лица (если для этого требуются специальные познания, то конкретного врача, инженера, электромонтера и т. д.) предвидеть наступление преступных последствий («могло их предвидеть»). Имеется в виду, что лицо могло предвидеть наступление вредных последствий в силу своих личных качеств, квалификации и особенностей обстоятельств, при которых было совершено общественно опасное деяние, приведшее к преступным последствиям.

Легкомыслие имеет место, когда лицо, совершившее уголовно-противоправное деяние, сознавало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможность и обязанность сознавать их, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, по без достаточных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако последствия все же наступили.

Читайте также:  Выплаты военнослужащим при увольнении - актуальный список

Волевая направленность деяния при легкомыслии характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент преступного легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение – его волевой момент.

При совершении преступления с преступным легкомыслием лицо, хотя бы в общих чертах, должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, по и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи.

По интеллектуальному моменту преступное легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии – виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме. Однако при легкомыслии виновный предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а не абстрактную.

Предвидение преступных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии лицо предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия. При легкомыслии предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется предвидением его предотвращения.

Совершая преступление с преступным легкомыслием, виновный рассчитывает па конкретные обстоятельства, а не на «авось», не па случайные стечения обстоятельств, которые якобы смогут, по мнению виновного, противодействовать преступному результату.

Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при преступном легкомыслии, могут быть самыми разнообразными:

– относящиеся к личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и т. д.);

– относящиеся к обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и т. д.);

– относящиеся к действию других лиц (рассчитывает, что другие затушат костер в лесу);

– расчет па силы природы, на механизмы и т. д.

Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном без достаточных к тому оснований самонадеянном расчете па предотвращение преступных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена переоценкой своих сил или иных обстоятельств, па которые рассчитывает лицо. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия наступили. Если же у лица были осно­вания рассчитывать на какие-либо обстоятельства, по они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем не могло знать лицо, то в этом случае отсутствует вина, а следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (невиновное причинение вреда – случай).

Волевой момент преступной небрежности заключается в том, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступных последствий, и, следовательно, не превращает реальную возможность в действительность. Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного последствия, но должно было и могло предвидеть его наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критериев. Долженствование – объективный критерий небрежности, а возможность предвидения – субъективный. Объективный критерий позволяет установить наличие обязанности лица предвидеть возможность наступления преступного последствия при соблюдении обязательных для этого лица мер предосторожности. Должно ли было лицо предвидеть наступившие последствия, можно решить на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, служебного положения лица, его обязанностей и т. д.

В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием: «могло предвидеть», что означает способность конкретного лица в той или иной обстановке, при наличии у него необходимых личных качеств (опыта, компетентности, образования, состояния здоровья и т. д.) предвидеть возможность наступления преступных последствий. Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том и в другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. А различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный совершает действие в надежде на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.

Вина и ее виды в уголовном праве

Формы вины в уголовном праве представлены посредством психического отношения человека к тому поступку, который им совершил. Виновность относится к деяниям, носящим общественно опасный характер. Законодательство говорит о проявлении в форме активной или пассивной деятельности. Криминальный признак противоправных посягательств – наличие вины. Российский законодатель предусматривает, что ответственность наступает при наличии рассматриваемого признака.

Содержание

Государство признаёт одним из признаков, посредством которых характеризуется состав преступления, вину. Учебники указывают на субъективные предпосылки наступления ответственности. Зафиксировать необходимо, что человек, совершивший преступный поступок, будет отвечать за него, если доказана его виновность. Данная схема утверждает, что лицо не может отвечать за причинение вреда, которое причинено невиновно.

Вина в уголовном праве понимается как отношение человека к совершённому поступку. Такое отношение носит психический характер. Википедия и прочие источники указывают, что при рассмотрении вины со стороны социального понятия она характеризуется посредством правил и обычаев, которые сложились в обществе.

Сущность виновности определяется в отрицательном отношении человека к таким требованиям.

Статья 24 УК РФ предусматривает различные формы вины.

Для раскрытия содержания рассматриваемого понятия следует опираться на:

  • понимание в материалистическом смысле сознаний, поступков;
  • рассмотреть ответственность;
  • свободу.

После учёта указанных признаков можно выделять вину как явление, существующее в реальности. Деяние совершается в действительности, которая носит объективный характер. Концепция, существующая в российской науке, утверждает, что оценочное понятие виновности не должно использоваться. Китай и некоторые иные страны поддерживают такую теорию.

Форма вины в российском уголовном праве, а также её признаки оцениваются органами, проводящими расследование по делам, судебными инстанциями. Это не является косвенным признаком того, что вина становится оценочным понятием. Если кратко, то уголовный процесс в связи с этим не рассматривает понятие как оценочное.

Значение

На лекциях рассматриваются вопросы относительно того, какое значение придаётся понятию вины:

  1. Определение виновности содержится в ст. 24 по УК РФ. Это означает, что она является основанием для применения уголовной ответственности. Прямой смысл указывает на обязательность данного признака состава.
  2. Исправительный момент достигается после того, как установлена вина. Даётся возможность разграничить разные деяния.
  3. Разновидность вины имеет значение для установления степени опасности и характера совершённых действий виновным.

Изменение квалификации содеянного зависит от того, какие виды вины существуют в уголовном праве. Помимо этого, требуется установить связь между частями состава.

Структура и характеристики

Причинённый вред оценивается в зависимости от того, какова степень виновности лица в содеянном.

Обращение к литературе позволяет выделить два момента в вине:

Первый пункт понимается как сознание человеком опасности своего поведения, понимание того, какие наступят последствия. Соотношение перечисленных моментов устанавливается на практике в каждом индивидуальном случае.

Зарубежные авторы понимают под степенью виновности количественное выражение степени рассматриваемого понятия. Сущность понятия понимается с точки зрения возможности и неизбежности. Деяние может быть неосторожным либо умышленным. В совокупности также допускается использование таких форм.

Теории

В науке называют три основные концепции вины.

  1. Теория опасного состояния личности. Данная теория в нашей стране исходит из того, что поведение, носящее преступный характер, определяется посредством опасного состояния. Часть авторов вносят в рассматриваемую тему оценочные моменты. В этом случае вина рассматривается как совокупность некоторых обстоятельств, которые оцениваются судебными органами, чтобы оценить совершённое действие.
  2. Психологическая. Таблица существующих теорий не столь обширна. Многие авторы являются приверженцами указанной теории.
  3. Оценочная. В работах многих авторов указывается, что судебным инстанциям при рассмотрении вопросов относительно виновности следует учитывать обстоятельства, носящие объективный и субъективный характер. Связаны они с совершённым действием и виновным человеком. Термин «вина» понимается ими с психологической точки зрения. Через вину проявляется отношение человека к совершённому действию. Жёстким требованием является то, что вина существует в реальности и не зависит от познания или не познания судом. Производится идентификация виновности с фактическим составом в психологическом смысле.

В различных учебных заведениях системы МВД и прочих правоохранительных органов при изучении уголовного права основной акцент делается на то, какие формы вины имеют место в реальности. Первые два подхода имеют меньшее количество приверженцев, нежели последний.

Формы

За последний год в литературе всё чаще стал обсуждаться вопрос об имеющихся формах виновности, в частности, акцент делается на то, в чём проявляется та или иная разновидность и могут ли они существовать в совокупности. Формы вины понимаются авторами как определённое соотношение, которое установлено уголовным законодательством. Подразумевается сочетание таких элементов, как воля лица, совершающего противоправное посягательство, а также его осознание происходящей ситуации. Таким образом, даётся характеристика его отношению к содеянному.

К примеру, в нормах уголовного закона находят закрепление такие формы виновности:

  • умысел, который характеризуется в положениях статьи 25 УК;
  • действия, совершённые по неосторожности (в таком случае формы закрепляются в положениях статьи 26 УК).

Правоприменитель особое внимание должен уделять диспозиции нормы. Это связано с тем, что в них прямо прописана форма совершения того или иного действия. В ситуации, когда такая форма не закреплена законодателем в указанных нормах – она подразумевается. Понять её можно, изучив и поняв норму.

Умысел

Форма виновности на практике может быть двойной, однако встречается она достаточно редко. Зачастую в практике правоприменителей встречаются дела, в которых действия виновным совершаются в умышленной форме. Виновность в её умышленном понимании представлена как осознание человеком последствий от действий, которые им совершены.

Выделяются две разновидности умысла:

  1. Прямой. В таком случае человек совершает определённое действие, имея своей целью достижение того или иного результата. Примером выступает ситуация, когда мужчина, имея целью месть неверной женщине, убивает её животное либо совершает иные противоправные действия, результатом которых станет гибель женщины.
  2. Косвенный. В этом случае виновное лицо действует исходя из побочного эффекта. То есть его действия являются сопутствующими относительно основного умысла. Пример рассматриваемой разновидности может быть таким. Гражданин Н. пожелал получить выплаты, носящие страховой характер. Объект, за который они должны выплачиваться – его имущество, подвержено пожару. Для этого Н. поджигает свой дом, несмотря на то что внутри в это время находится жена Н. В момент совершения Н. должен был понимать, какие жестокие последствия могут наступить от его деятельности, однако в качестве основного замысла выступает получение выплат.

В данной ситуации гибель женщины будет рассматриваться как фактор, имеющий сопутствующее значение. Также его можно определить как косвенный умысел.

Неосторожность

Предполагается, что виновное лицо не имеет возможности отдавать себе отчёт в том, что последует за совершением им того или иного действия. Понимается неосторожность на практике как легкомысленное отношение к поступкам. Примером может быть передвижение на автомобиле с превышением установленной скорости, при котором допускается наезд на пешехода. Кроме того, человек может надеяться на то, что сможет предотвратить наступившие последствия. К примеру, гражданин поджёг дом, чтобы получить страховку, и надеялся спасти из горящего помещения жену, но у него не получилось.

Неосторожность имеет несколько схожих черт с умыслом в его косвенном проявлении. В некоторых странах законодательные акты предусматривают такое понятие, как противоправное поведение. В нашей стране ситуация, когда лицо совершает деяние при условии непонимания характера своих действий, признаётся деянием, совершённым с неосторожностью.

Зачастую рассматриваемая форма виновности предусматривает наступление не менее значимых последствий, нежели умышленная.

В такой ситуации выделяют две разновидности неосторожности:

Основное отличие между указанными формами – предвидел ли человек наступление определённого результата от своих действий или нет.

Невиновное причинение вреда

Казус, носящий уголовно-правовой характер, также именуется причинением вреда, совершённым невиновно. Он имеет место, когда человек, совершивший посягательство в силу определённых причин, не мог осознавать степень опасности своих действий для общества. Кроме того, отсутствовала возможность предвидения таких последствий. В настоящее время наличие казуса признаётся в ситуации, когда человек предвидел то, что наступят те или иные последствия, но не смог предотвратить их. Причиной тому стало несоответствие его качественных характеристик психофизиологии требованиям адаптации к экстремальным случаям либо перегрузкам для нервной или психической системы.

В качестве примера можно указать реализацию человеком поддельных денег. Условием выступает то, что лицо не имело понятия, что деньги являются фальшивыми. Принцип виновности закреплён законодателем в статье 5 УК. Он говорит о том, что человек подлежит ответственности за те действия, которые прямо закреплены в уголовном законе. Статья 28 УК предусматривает ситуации, когда исключается уголовная ответственность.

К ним относится:

  1. Ситуация, когда человек совершает действия, но при этом не осознаёт происходящего. Также допускается, что он не имеет возможности осознавать опасности своих действий для общественности. Посягательства носят активный или пассивный характер. Виновный не предвидит того, что наступят те или иные общественно опасные последствия. Кроме того, согласно обстоятельствам совершения указанных действий не имеет возможности их предвидеть.
  2. Ещё одна ситуация, когда действия совершаются невиновно, – человек, совершающий действия, предвидит возможность наступления последствий, которые угрожают общественности. Однако у него нет возможности предотвратить наступление этих последствий, так как его психофизиологические качества не соответствуют требованиям, предъявляемым в экстремальных ситуациях либо при различных перегрузках психики.

Перечисленные ситуации являются исключительными и должны учитываться на практике.

Преступления с двумя формами вины

Чаще всего противоправные посягательства совершаются при наличии одной из перечисленных формулировок виновности. Однако часть квалифицированных составов предусматривает наличие двух форм вины в одно и то же время.

Данная ситуация понимается как:

  • наличие у человека умысла на совершение того или иного действия;
  • к последствиям от таких действий относится с неосторожностью.

Подобная ситуация в практической деятельности может возникнуть, когда действия, совершённые лицом с умыслом, вызвали конкретные последствия. Однако такой результат не входил в планы виновного. Это говорит о том, что человек не имел желания и не допускал возможности реализации таковых последствий.

Как пример, двойная формулировка встречается при причинении вреда здоровью личности. Результатом совершённых действий становится гибель жертвы. В этой ситуации преступник понимал, что его действия носят опасный характер, предвидел наступление последствий, но только таких, которые выражаются в причинении вреда здоровью. Смерть в умысел не входила.

Ссылка на основную публикацию