Институт разъяснения решения конституционного суда

Институт разъяснения решения Конституционного Суда (В. Лушников, “эж-ЮРИСТ”, N 17, апрель 2005 г.)

Институт разъяснения решения Конституционного Суда

Достичь того, чтобы решение КС РФ абсолютно ни у кого не вызывало вопросов, практически невозможно. Неясность решения, мнимая или действительная, может быть обусловлена недостаточным пониманием предмета дела, сложностью системы аргументации или конечных выводов суда. Зачастую это связано со своеобразием процедур конституционного судопроизводства.

Не вдаваясь в старый спор о том, кому прежде всего должны быть адресованы юридические тексты, отметим, что необходимость разъяснения решений КС РФ возникает не только и, наверное, не столько в связи с проблемой автономии юридической терминологии.

Прежде всего следует иметь в виду, что КС РФ решает исключительно вопросы права, причем вопросы сложные даже для профессиональных юристов (именно поэтому представителями заявителей в КС РФ могут быть только лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, или адвокаты). Разрешая спорные конституционно-правовые вопросы, КС РФ демонстрирует доктринальное понимание конституционной материи, в силу чего вынужден занимать одну из нескольких возможных точек зрения, существующих в правовой науке.

Другой распространенной причиной, по которой у заявителей возникает потребность в разъяснении решений КС РФ, являются трудности их применения на практике. Трудности эти тоже вполне объяснимы. Конституция как нормативный акт самого высокого порядка, закрепляя общественные идеалы и ценности, воплощает в себе категории должного, а не сущего. К сожалению, в российской правовой действительности часто бывает так, что между конституционными императивами и правоприменительной практикой существует огромный разрыв.

Федеральный конституционный закон “О Конституционном Суде Российской Федерации” (далее – Закон) весьма лаконично описывает институт разъяснения решений КС РФ. Согласно ст. 83 Закона решение КС РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.

Вопрос о разъяснении решения КС РФ рассматривается в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. О разъяснении решения Конституционного Суда выносится определение.

По смыслу приведенной статьи Закона под официальным разъяснением решения КС РФ понимается истолкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части.

Инициатором разъяснения решения сам Конституционный Суд выступить не может. Вместе с тем никто другой, кроме самого КС РФ, не может дать официальное разъяснение принятого Судом решения. В Определении от 07.10.97 N 88-О КС РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений КС РФ, обязательное для других правоприменительных органов.

Надлежащей процессуальной формой обращения в КС РФ об официальном разъяснении его решения является ходатайство. Если разъясняемое решение выносилось палатой Суда, то именно ей принадлежит право официального разъяснения; то же относится и к решениям, принятым в пленарном заседании. По смыслу ст. 44 и 83 Закона ходатайство об официальном разъяснении решения КС РФ может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании КС РФ; в случае отзыва ходатайства производство по делу прекращается (Определение КС РФ от 10.11.2002 N 340-О “О прекращении производства по ходатайству Администрации Новосибирской области”).

Объектом разъяснения являются все решения КС РФ, виды которых приведены в ст. 71 Закона (итоговые решения по существу предмета рассмотрения – постановления и заключения, а также все иные решения, именуемые определениями). Решение Конституционного Суда об официальном разъяснении оформляется определением в виде отдельного документа. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента КС РФ).

Процесс разъяснения решения КС РФ, таким образом, делится на две стадии: на оценку допустимости ходатайства, результатом которой является либо определение в протокольной форме о принятии ходатайства к рассмотрению, либо определение в виде отдельного документа об отказе в принятии ходатайства, и на собственно разъяснение, результатом которого становится определение в виде отдельного документа. Собственно определений о разъяснении решений КС РФ немного – от 06.06.97 N 59-О, от 07.10.97 N 88-О, от 26.11.98 N 144-О, от 14.01.2000 N 4-О, от 14.12.2000 N 245-О и от 27.11.2001 N 202-О. Постановления, поскольку они принимались в открытом судебном заседании, разъяснялись также в открытом судебном заседании с приглашением сторон и их представителей.

Однако большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, – это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика КС РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.

Право на обращение

Во-первых, субъект обращения с ходатайством об официально разъяснении должен быть надлежащим.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства члена Совета Федерации В.А. Озерова о разъяснении Постановления КС РФ от 16.06.98 по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ, КС РФ в Определении от 08.06.2000 N 119-О указал, что согласно ст. 125 (ч. 5) Конституции РФ и ст. 105 Закона правом на обращение в КС РФ по вопросам толкования Конституции РФ наделены лишь Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ. Председатели законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ либо другие члены Совета Федерации таким правом не обладают.

Интерпретация положения ст. 83 Закона о том, что решение КС РФ может быть официально разъяснено по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено, изложена и в других “отказных” определениях Суда.

Например, гражданин С.В. Кольцов ходатайствовал о разъяснении Постановления КС РФ от 12.03.2001. В удовлетворении его ходатайства было отказано. Как установил Суд, гражданин С.В. Кольцов не относится к числу тех надлежащих субъектов, которые вправе обратиться в КС РФ с ходатайством об официальном разъяснении Постановления от 12.03.2001, поскольку он не являлся участником конституционного судопроизводства по делу, а потому такое разъяснение ему дано быть не может. Аналогичная правовая позиция выражена КС РФ и в ряде других решений (Определения от 13.06.2002 N 144-О, от 12.07.2002 N 121-О и др.).

Другими критериями допустимости ходатайств о разъяснении решений КС РФ являются рамки предмета рассмотренного дела и компетенция КС РФ. Официальное разъяснение принятого Судом постановления дается только в рамках его предмета и не может содержать решение по новым вопросам, связанным с проверкой конституционности иных норм, а также с толкованием законов или иных нормативных актов, которое может осуществляться в процессе их применения судами общей юрисдикции (Определение от 16.07.2004 N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).

Кроме того, официальное разъяснение решения КС РФ дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; КС РФ не вправе формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом решении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций (Определение от 25.03.2003 N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).

Отказ в принятии и рассмотрении

Не являются допустимыми ходатайства, направленные в КС РФ в связи с тем, что заявители не согласны с принятым по их обращению решением.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В.В. Чарского, КС РФ указал, что в их обращении, по существу, ставится вопрос не о разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе Определении положений, а о его пересмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона решение КС РФ окончательно и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Судом к рассмотрению (Определение от 21.12.2001 N 304-О).

Недопустима и проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними под видом разъяснения порядка реализации постановления КС РФ.

В процессе разъяснения своего решения КС РФ связан не только различными процедурами конституционного судопроизводства, но и рамками своей компетенции.

Воронежская областная коллегия адвокатов, ставя в своем ходатайстве об официальном разъяснении Постановления КС РФ от 23.12.99 вопрос о том, можно ли считать “новым регулированием” отдельные положения части второй НК РФ, фактически просила разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при возникновении спора между адвокатами – плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органами, осуществляющими взыскание таких взносов. Разъяснение же положений тех или иных законов и порядка их применения в компетенцию КС РФ, установленную Конституцией и Законом, не входит (Определение от 20.11.2001 N 246-О). В этом же Определении КС РФ отметил, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения КС РФ в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтересованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции.

В заключение хотелось бы обратить внимание на два определения КС РФ, которые стоят как бы особняком от всех остальных определений, касающихся вопроса о разъяснении решений КС РФ. Речь идет об Определениях от 06.02.2003 N 34-О об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия и от 08.04.2003 N 115-О по ходатайству ГУП “123-й Авиационный ремонтный завод”. И в том, и в другом случае КС отказал в принятии к рассмотрению ходатайств заявителей об официальном разъяснении “отказных” определений, принятых по их жалобам.

Особенность данных дел в том, что, отказывая, Суд вместе с тем в резолютивной части определений указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, состоявшихся по делам заявителей. Объяснение этих двух исключительных случаев кроется в том, что первоначальные “отказные” определения, исходя из конкретных обстоятельств, предполагали некий позитивный исход дела, но в резолютивной части первоначальных определений возможность позитивного исхода закреплена не была.

Сыграло свою роль и то, что в деле Новгородского авиапредприятия КС РФ, действуя в рамках своей компетенции, вынужден был именно таким образом обратить внимание арбитражных судов на их упорное нежелание признать судебную ошибку.

Большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, – это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика КС РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.

советник Управления конституционных основ

административного права Секретариата КС РФ

“эж-ЮРИСТ”, N 17, апрель 2005 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Издание: Российская правовая газета “эж-ЮРИСТ”

Учредитель: ЗАО ИД “Экономическая газета”

41019 – для индивидуальных подписчиков

41020 – для предприятий и организаций

Адрес редакции: 127994, ГСП-4, г. Москва, Бумажный проезд, д. 14

Телефоны редакции: (499) 156-76-56, (499) 152-63-41

Телефоны/факс: (499) 156-76-56, (499) 152-63-41

Институт разъяснения решения конституционного суда

Виктор Лушников, советник Управления конституционных основ административного права Секретариата КС РФ.

Достичь того, чтобы решение КС РФ абсолютно ни у кого не вызывало вопросов, практически невозможно. Неясность решения, мнимая или действительная, может быть обусловлена недостаточным пониманием предмета дела, сложностью системы аргументации или конечных выводов суда. Зачастую это связано со своеобразием процедур конституционного судопроизводства.

Не вдаваясь в старый спор о том, кому прежде всего должны быть адресованы юридические тексты, отметим, что необходимость разъяснения решений КС РФ возникает не только и, наверное, не столько в связи с проблемой автономии юридической терминологии.

Прежде всего следует иметь в виду, что КС РФ решает исключительно вопросы права, причем вопросы, сложные даже для профессиональных юристов (именно поэтому представителями заявителей в КС РФ могут быть только лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, или адвокаты). Разрешая спорные конституционно-правовые вопросы, КС РФ демонстрирует доктринальное понимание конституционной материи, в силу чего вынужден занимать одну из нескольких возможных точек зрения, существующих в правовой науке.

Другой распространенной причиной, по которой у заявителей возникает потребность в разъяснении решений КС РФ, являются трудности их применения на практике. Трудности эти тоже вполне объяснимы. Конституция как нормативный акт самого высокого порядка, закрепляя общественные идеалы и ценности, воплощает в себе категории должного, а не сущего. К сожалению, в российской правовой действительности часто бывает так, что между конституционными императивами и правоприменительной практикой существует огромный разрыв.

Федеральный конституционный закон “О Конституционном Суде Российской Федерации” (далее – Закон) весьма лаконично описывает институт разъяснения решений КС РФ. Согласно ст. 83 Закона решение КС РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.

Вопрос о разъяснении решения КС РФ рассматривается в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. О разъяснении решения Конституционного Суда выносится определение.

По смыслу приведенной статьи Закона под официальным разъяснением решения КС РФ понимается истолкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части.

Инициатором разъяснения решения сам Конституционный Суд выступить не может. Вместе с тем никто другой, кроме самого КС РФ, не может дать официальное разъяснение принятого Судом решения. В Определении от 07.10.97 N 88-О КС РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений КС РФ, обязательное для других правоприменительных органов.

Надлежащей процессуальной формой обращения в КС РФ об официальном разъяснении его решения является ходатайство. Если разъясняемое решение выносилось палатой Суда, то именно ей принадлежит право официального разъяснения; то же относится и к решениям, принятым в пленарном заседании. По смыслу ст. 44 и 83 Закона ходатайство об официальном разъяснении решения КС РФ может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании КС РФ; в случае отзыва ходатайства производство по делу прекращается (Определение КС РФ от 10.11.2002 N 340-О “О прекращении производства по ходатайству Администрации Новосибирской области”).

Объектом разъяснения являются все решения КС РФ, виды которых приведены в ст. 71 Закона (итоговые решения по существу предмета рассмотрения – постановления и заключения, а также все иные решения, именуемые определениями). Решение Конституционного Суда об официальном разъяснении оформляется определением в виде отдельного документа. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента КС РФ).

Процесс разъяснения решения КС РФ, таким образом, делится на две стадии: на оценку допустимости ходатайства, результатом которой является либо определение в протокольной форме о принятии ходатайства к рассмотрению, либо определение в виде отдельного документа об отказе в принятии ходатайства, и на собственно разъяснение, результатом которого становится определение в виде отдельного документа. Собственно определений о разъяснении решений КС РФ немного – от 06.06.97 N 59-О, от 07.10.97 N 88-О, от 26.11.98 N 144-О, от 14.01.2000 N 4-О, от 14.12.2000 N 245-О и от 27.11.2001 N 202-О. Постановления, поскольку они принимались в открытом судебном заседании, разъяснялись также в открытом судебном заседании с приглашением сторон и их представителей.

Однако большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, – это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика КС РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.

Право на обращение

Во-первых, субъект обращения с ходатайством об официальном разъяснении должен быть надлежащим.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства члена Совета Федерации В.А. Озерова о разъяснении Постановления КС РФ от 16.06.98 по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ, КС РФ в Определении от 08.06.2000 N 119-О указал, что согласно ст. 125 (ч. 5) Конституции РФ и ст. 105 Закона правом на обращение в КС РФ по вопросам толкования Конституции РФ наделены лишь Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ. Председатели законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ либо другие члены Совета Федерации таким правом не обладают.

Интерпретация положения ст. 83 Закона о том, что решение КС РФ может быть официально разъяснено по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено, изложена и в других “отказных” определениях Суда.

Например, гражданин С.В. Кольцов ходатайствовал о разъяснении Постановления КС РФ от 12.03.2001. В удовлетворении его ходатайства было отказано. Как установил Суд, гражданин С.В. Кольцов не относится к числу тех надлежащих субъектов, которые вправе обратиться в КС РФ с ходатайством об официальном разъяснении Постановления от 12.03.2001, поскольку он не являлся участником конституционного судопроизводства по делу, а потому такое разъяснение ему дано быть не может. Аналогичная правовая позиция выражена КС РФ и в ряде других решений (Определения от 13.06.2002 N 144-О, от 12.07.2002 N 121-О и др.).

Читайте также:  Больничный выдан задним числом. Законные способы, как можно оформить больничный лист задним числом. Как решить

Предмет рассмотрения

Другими критериями допустимости ходатайств о разъяснении решений КС РФ являются рамки предмета рассмотренного дела и компетенция КС РФ. Официальное разъяснение принятого Судом постановления дается только в рамках его предмета и не может содержать решение по новым вопросам, связанным с проверкой конституционности иных норм, а также с толкованием законов или иных нормативных актов, которое может осуществляться в процессе их применения судами общей юрисдикции (Определение от 16.07.2004 N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).

Кроме того, официальное разъяснение решения КС РФ дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; КС РФ не вправе формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом решении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций (Определение от 25.03.2003 N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).

Отказ в принятии и рассмотрении

Не являются допустимыми ходатайства, направленные в КС РФ в связи с тем, что заявители не согласны с принятым по их обращению решением.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В. В. Чарского, КС РФ указал, что в их обращении, по существу, ставится вопрос не о разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе Определении положений, а о его пересмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона решение КС РФ окончательно и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Судом к рассмотрению (Определение от 21.12.2001 N 304-О).

Недопустима и проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними под видом разъяснения порядка реализации постановления КС РФ.

В процессе разъяснения своего решения КС РФ связан не только различными процедурами конституционного судопроизводства, но и рамками своей компетенции.

Воронежская областная коллегия адвокатов, ставя в своем ходатайстве об официальном разъяснении Постановления КС РФ от 23.12.99 вопрос о том, можно ли считать “новым регулированием” отдельные положения части второй НК РФ, фактически просила разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при возникновении спора между адвокатами – плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органами, осуществляющими взыскание таких взносов. Разъяснение же положений тех или иных законов и порядка их применения в компетенцию КС РФ, установленную Конституцией и Законом, не входит (Определение от 20.11.2001 N 246-О). В этом же Определении КС РФ отметил, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения КС РФ в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтересованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции.

В заключение хотелось бы обратить внимание на два определения КС РФ, которые стоят как бы особняком от всех остальных определений, касающихся вопроса о разъяснении решений КС РФ. Речь идет об Определениях от 06.02.2003 N 34-О об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия и от 08.04.2003 N 115-О по ходатайству ГУП “123-й Авиационный ремонтный завод”. И в том и в другом случае КС отказал в принятии к рассмотрению ходатайств заявителей об официальном разъяснении “отказных” определений, принятых по их жалобам.

Особенность данных дел в том, что, отказывая, Суд вместе с тем в резолютивной части определений указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, состоявшихся по делам заявителей. Объяснение этих двух исключительных случаев кроется в том, что первоначальные “отказные” определения, исходя из конкретных обстоятельств, предполагали некий позитивный исход дела, но в резолютивной части первоначальных определений возможность позитивного исхода закреплена не была.

Сыграло свою роль и то, что в деле Новгородского авиапредприятия КС РФ, действуя в рамках своей компетенции, вынужден был именно таким образом обратить внимание арбитражных судов на их упорное нежелание признать судебную ошибку.

Конституционный Суд Российской Федерации: аутентическое толкование решений как форма правотворчества

Конституционный Суд Российской Федерации: аутентическое толкование решений как форма правотворчества (Колоколов Я.Н.) («Российский судья», 2009, N 12)

В научной статье автор предлагает правовую конструкцию аутентичного толкования Конституционным Судом РФ решений в форме правотворчества.

Необходимость официального толкования постановлений Конституционного Суда РФ может быть обусловлена неясностью вынесенных решений; проблемами, связанными с непониманием предмета дела, сложностью мотивации и резолюций суда; трудностями в правоприменении на практике.

Институт разъяснения решений Конституционного Суда РФ регламентируется ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Согласно ст. 83 данного Закона решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъяснено (аутентически истолковано) только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.

Рассмотрение вопроса о разъяснении решения происходит в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица.

Разъяснение решения Конституционного Суда РФ оформляется вынесением определения.

В ходе разъяснения происходит истолкование содержания и смысла отдельных положений решения, изложенных как в резолютивной, так и в мотивировочной части. В Определении от 7 октября 1997 г. N 88-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» Конституционный Суд РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений Конституционного Суда РФ, обязательное для правоприменения.

Конституционный Суд РФ сам не может выступить инициатором разъяснения. Основанием для официального разъяснения решения является ходатайство заинтересованных лиц, которое может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании Конституционного Суда РФ (ст. ст. 44, 83 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»). При этом производство по делу прекращается (например, Определение Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. N 340-О «О прекращении производства по ходатайству администрации Новосибирской области»).

В соответствии со ст. 71 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», осуществляя свою деятельность, Конституционный

Суд РФ принимает решение, постановление (как итоговое решение), заключение, определение. Объектом разъяснения являются решения Конституционного Суда РФ.

Официальное разъяснение излагается в определении, являющемся отдельным правовым актом. В нем выделяются вводная, описательная, мотивировочная и резолютивная части. Такое определение становится неотъемлемой частью истолковываемого решения и применяется в единстве с ним.

Отказ в принятии обращения о разъяснении также отражается в определении.

К числу определений о разъяснении решений Конституционного Суда Российской Федерации относятся Определение от 6 июня 1997 г. N 59-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова»; Определение от 7 октября 1997 г. N 88-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края»; Определение от 26 ноября 1998 г. N 144-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в Фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год»; Определение от 14 января 2000 г. N 4-О «О разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 года по жалобе закрытого акционерного общества «Производственно-коммерческая компания «Пирамида» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 14 Закона Российской Федерации «О валютном регулировании и валютном контроле» в связи с ходатайством Центрального банка Российской Федерации»; Определение от 14 декабря 2000 г. N 245-О «О разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2000 года об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы и Московской городской Думы по определению состава территории»; Определение от 27 ноября 2001 г. N 202-О «Об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 1999 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации»; Определение от 9 октября 2008 г. N 482-О-Р «По ходатайствам Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 года N 3-П»; Определение от 19 марта 2009 г. N 219-О-Р «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Абакарова Магомед-С. Абасовича о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П».

Многие определения, принятые Конституционным Судом РФ по ходатайствам о разъяснении, оказались определениями об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Это вызвано рядом причин.

Не всегда субъект, обращающийся с ходатайством об официальном разъяснении вынесенного решения, отвечает предъявляемым к нему требованиям закона. Так, члену Совета Федерации В.А. Озерову было отказано в принятии ходатайства о разъяснении Постановления КС РФ от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ в связи с тем, что по вопросам толкования Конституции Российской Федерации правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации наделены Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ (ч. 5 ст. 125 Конституции РФ и ст. 105 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Официальное разъяснение касается только предмета уже рассмотренного дела и не может затрагивать новых вопросов — проверки конституционности иных норм, толкования законов и других нормативных актов (например, Определение от 16 июля 2004 г. N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).

Разъяснение не может быть просто воспроизведением вынесенного решения, не должно содержать новую правовую мотивировку (например, Определение от 25 марта 2003 г. N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).

В связи с тем, что решение Конституционного Суда РФ окончательно и обжалованию не подлежит (ч. 1 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»), отказывается в принятии к рассмотрению ходатайства, содержащего, скорее всего, несогласие с вынесенным решением, чем просьбу его разъяснить (например, Определение от 21 декабря 2001 г. N 304-О по ходатайству Самойлова П.В.).

В ряде случаев в Конституционный Суд РФ обращаются с ходатайством разъяснения спорных вопросов, касающихся исполнения его решения, когда соответствующие органы отказывают в удовлетворении требований заинтересованных лиц. Такие ходатайства также не принимаются к рассмотрению (например, Определение от 20 ноября 2001 г. N 246-О по ходатайству Воронежской областной организации адвокатов).

Одним из последних примеров аутентического толкования Конституционным Судом Российской Федерации своего Постановления стало Определение Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

В Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П Конституционный Суд РФ признал примененную в делах ряда заявителей статью 389 ГПК РФ, согласно которой Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ имеет право внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности, не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой предусмотренное ею правомочие может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, по общим правилам главы 41 ГПК РФ, в том числе в пределах установленных ч. 2 ст. 376, ч. 1 ст. 381 и ч. 1 ст. 382 ГПК РФ сроков для обжалования в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам его рассмотрения, а Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ также постановил, что конституционно-правовой смысл ст. 389 ГПК РФ является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике, а правоприменительные решения по делам заявителей, основанные на ст. 389 ГПК РФ в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке. При этом законодателю было указано на необходимость при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме Верховного Суда РФ, исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией РФ и данным Постановлением Конституционного Суда РФ, конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК РФ.

Одно из заинтересованных лиц (ОАО «Хакасэнерго») просило Конституционный Суд РФ дать официальное разъяснение (аутентическое толкование) пунктов 6, 7 и 10 резолютивной части Постановления от 5 февраля 2007 г. N 2-П, ответив на следующие вопросы: должна ли ст. 389 ГПК РФ, которая не была признана не соответствующей Конституции РФ, применяться в ее конституционно-правовом смысле, выявленном в данном Постановлении, с учетом того, что федеральному законодателю предписывается при реформировании надзорного производства конкретизировать порядок осуществления предусмотренного ею правомочия; имеет ли данное Постановление обратную силу в отношении вынесенных по делам заявителей судебных постановлений; т.е. подлежат ли эти акты пересмотру, и если да, то в каком порядке, поскольку Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации такого рода случаи непосредственно не предусматривает?

Конституционный Суд РФ дал следующее разъяснение. В силу верховенства и прямого действия Конституции РФ (ч. 2 ст. 4, ст. ст. 15, 120) в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению правовых норм. Суд общей юрисдикции или арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела уясняет конституционный смысл выбранной нормы и применяет ее именно в этом — конституционном смысле. Если же суд приходит к выводу, что в результате применения выбранной им нормы могут быть нарушены те или иные положения Конституции РФ (т.е. норма имеет неконституционный смысл), он обязан в соответствии со ст. 125 Конституции РФ, ст. ст. 3, 101 и 103 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» либо разрешить дело на основе Конституции РФ, либо, приостановив производство по делу, обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ, поскольку только в порядке конституционного судопроизводства (ст. ст. 120, 125, 126 и 127 Конституции РФ) возможно признание нормы соответствующей или не соответствующей Конституции Российской Федерации и утрачивающей в связи с этим юридическую силу.

В процессе конституционного судопроизводства оценивается как буквальный смысл нормы, так и смысл, придаваемый ей официальным и иным толкованием, учитывается ее место в системе норм, данная норма признается Конституционным Судом РФ конституционной или неконституционной, выявляется при этом ее конституционный или неконституционный смысл.

Если Конституционный Суд РФ установит, что неконституционный смысл придается норме в результате истолкования ее правоприменителем, которое не соответствует Конституции РФ, то, не устраняя самой нормы, восстанавливается ее конституционно-правовая интерпретация.

Норма, конституционно-правовой смысл которой выявлен Конституционным Судом РФ, может действовать и применяться только в нормативном единстве с подтвердившим ее конституционность решением Конституционного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ не может быть лишен возможности устанавливать конституционный режим применения нормы, которая сама по себе признана им не противоречащей Конституции РФ, с тем чтобы исключить неконституционное истолкование этой нормы в правоприменении.

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» вытекает обязательность последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан, публичных интересов.

Правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения соответствующий суд придал не соответствующее Конституции РФ истолкование, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ в установленном законом порядке.

После выявления конституционно-правового смысла нормы, с момента вступления решения Конституционного Суда РФ в силу данная норма не должна толковаться каким-либо иным образом или применяться в каком-либо ином смысле (ч. ч. 1, 3 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Решение Конституционного Суда РФ, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ (ч. 4 и ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О).

Обращение к федеральному законодателю с указанием на совершенствование процедуры, предусмотренной ст. 389 ГПК РФ, не может рассматриваться как допускавшееся неисполнение требования ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» об обязательности для правоприменительных органов и непосредственном действии ст. 389 ГПК РФ в уже выявленном Конституционным Судом РФ ее конституционно-правовом смысле.

Читайте также:  Воровство продавцов в магазине наказание

Отсутствие нового регулирования не должно было рассматриваться правоприменителем (в т.ч. Верховным Судом РФ) как препятствие для пересмотра дел заявителей с учетом выявленного Конституционным Судом РФ конституционно-правового смысла ст. 389 ГПК РФ.

Отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом РФ конституционно-правового смысла, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре.

Федеральный закон от 4 декабря 207 г. N 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» включил в число оснований для пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обратился в Конституционный Суд РФ. Таким образом, ничто не препятствует судам общей юрисдикции пересматривать дела в обычном порядке (в данном случае — по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке главы 42 ГПК РФ (п. 5 ч. 2 ст. 392)), поскольку вынесенные судебные постановления были основаны на норме, которой суд придал смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ.

Это Определение, содержащее официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П, предназначено устранить обнаружившуюся неопределенность в понимании правоприменителем предписаний п. п. 6, 7 и 10 его резолютивной части, обеспечить реализацию данного Постановления в его аутентическом смысле и исключить любое иное расходящееся с ним толкование и применение ст. 389 ГПК РФ.

Резолютивная часть разъяснения гласит, что ст. 389 ГПК РФ признана Конституционным Судом РФ не противоречащей Конституции РФ и до внесения федеральным законодателем изменений в гл. 41 ГПК РФ должна была применяться судами общей юрисдикции в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ в данном Постановлении. При этом указание Конституционного Суда РФ о необходимости конкретизации в процессуальном законодательстве порядка осуществления правомочия, предусмотренного ст. 389 ГПК, не может служить основанием для отказа в применении данной статьи в ее конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом РФ в период до введения нового правового регулирования.

Правоприменительные решения по делам заявителей, вынесенные на основании ст. 389 ГПК РФ в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, в любом случае подлежат пересмотру компетентным судом в обычном порядке (ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации).

Рассмотренное Определение-разъяснение является неотъемлемой частью Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П, имеет такую же юридическую силу, и применяются оба акта в нормативном единстве.

Адвокат Коллегии «Терновцов и партнеры»
Ярослав Колоколов

Разъяснение суду смысла определения КС РФ № 42-О

Данное ходатайство является процессуальным документом и подлежит приобщению к делу

В Октябрьский районный суд г. Белгорода

г. Белгород. Ул. Сумская д. 76 а

М. Геллерштейн – заявитель

Ходатайство – разъяснение – требование

Прошу Октябрьский районный суд г. Белгорода в лице федерального судьи Е.А. Орловой данное ходатайство принять, изучить, при необходимости оспорить в установленном порядке и использовать его содержание при настоящем разъяснении решения суда и во всех дальнейших делах с участием М. Геллерштейна, его представителей.

Председателя Октябрьского районного суда г. Белгорода А.В. Семенова, Заместителя председателя Октябрьского районного суда г. Белгорода Е.В. Кучменко содержание ходатайства прошу довести до каждого судьи гражданской секции Октябрьского районного суда г. Белгорода

Специальное разъяснение определения КС РФ № 42 – О от 25.01.2005 г. персонально для судьи Е.А. Орловой дано для его применения при разъяснении решения суда от

    11. 2016 г., не изменяя его содержания.

«О требованиях кформе и содержанию ответов судьи на процессуальные обращения граждан в форме заявления, ходатайства и т.п.;

О признаках законного, обоснованного и мотивированного решения в смысле ст. 195 ГПК РФ».

Отметим, что КЮН заместитель председателя Белгородского областного суда О.Ю. Усков специально указал, что любой документ, направленный в адрес Белгородского областного суда, в том числе, и частные и апелляционные жалобы, являются именно обращениями в адрес Белгородского областного суда. Данное мнение подтверждается документами за его подписью.

Из Определения Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. N 42-О впервые выводится определение понятия «мотивированное решение» в смысле ст. 195 ГПК РФ (по аналогии) – отметим сразу, что неопровержение доводов заявления, обращения, ходатайства, устного заявления, основанных на нормах права (закона) – это основание для отмены решения.

При разъяснении определения КС РФ № 42- О от 25.01. 2005 г. применена аналогия права.
Одним из принципов гражданского судопроизводства является установленный ст. 195 ГПК РФ принцип законности, согласно которому, в частности, «решение суда должно быть законным и обоснованным».

Конституционно-правовой смысл положений статей ГПК РФ, устанавливающих требования

к форме и содержанию ответов судей по процессуальным обращениям граждан, раскрыт

Конституционным Судом в Определении от 25.01.05 г. № 42-О (далее – Определение № 42).
Из Определения Конституционного Суда № 42 видно:
Положения ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, положения ст. ст. 123, 124,

125, 388, 408 (ч.3) в единстве со ст. 195 ГПК РФ, в их конституционно-правовом толковании, данном

Конституционным Судом, гарантируют гражданину не только право подать обращение, но и право

получить на обращение адекватный ответ: гарантируют право получить на обращение, заявление,

ходатайство законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение должностного

лица, суда.

Если ответ суда, должностного лица неадекватен – то есть, если по обращению не принято

процессуальное решение или принято незаконное, необоснованное или немотивированное процессуальное

решение, – то нарушаются конституционные права гражданина, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2),

21 (ч.1) Конституции (п.2 абз.5 Определения № 42). В частности, нарушается конституционное право

на судебную защиту, установленное ст. 46 (ч.1) Конституции.

То есть право получить законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение суда – это

есть обязательный элемент права на судебную защиту, установленного ст. 46 Конституции.
Иное конституционно-правовое толкование Конституционным Судом указанных положений

федерального закона превратит в насмешку конституционные права граждан, установленные ст. ст. 33,

46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные обязанности должностных лиц, судов,

установленные ст.2 Конституции («Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и

гражданина – обязанность государства»). Ибо позволит судам, не удовлетворяя законные требования

обращений, заявлений, ходатайств граждан, дать неадекватные, абсурдные, унижающее достоинство

личности ответы.
Указанные положения федерального закона, в их конституционно-правовом толковании

Конституционным Судом, устанавливают требования к форме и содержанию ответа, устанавливают

следующие критерии адекватности, законности ответа, обязательные признаки законного, обоснованного

и мотивированного решения должностного лица, суда.
1) Гражданин имеет «право получить на … заявление, обращение, ходатайство

адекватный ответ. Применительно к гражданскому судопроизводству это означает необходимость

принятия по заявлению, обращению, ходатайству предусмотренного законом процессуального

решения, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным» (п.2 абз.5

Определения № 42). По заявлениям, обращениям, ходатайствам граждан предусмотрено принятие

судами процессуальных решений, именуемых определениями. Эти процессуальные решения являются

резолютивной частью процессуальных документов именуемых соответственно «Определение».
Следовательно, гражданин имеет право получить на заявление, обращение, ходатайство

ответ в документальной форме процессуального документа «Определения», процессуальное решение,

которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Это требование к форме решения, к форме документа, в котором принимается решение, устанавливает:

первый критерий адекватности, законности ответа – обязательный признак законного решения.
Конституционный Суд указал: «…прокурор, а также следователь, дознаватель. должны подчиняться

предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства (ч.2 ст.1). они обязаны … принимать

решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7). …

Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора, следователя, дознавателя от выполнения

этих обязанностей, УПК РФ … не содержит» (п.3 абз.3 Постановления от 29.06.04 г. № 13-П).
Иное конституционно-правовое толкование требований федерального закона к форме решений, к

форме документа, в котором принимается решение, позволяет судам принимать решения в

документальной форме «письма», и, как следствие, позволяет игнорировать требования федерального

закона о законности, обоснованности и мотивированности решений. То есть позволяет принимать по

законным требованиям заявлений, обращений, ходатайств граждан отказные решения без их обоснования

или с абсурдным обоснованием, и, как следствие, конституционные права граждан, установленные ст.

ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные обязанности должностных лиц и судов,

установленные ст. 2 Конституции, превращаются в насмешку. (Часто используется следующая уловка.

Поскольку документ «письмо», в отличие от процессуального документа «определения», может не

содержать и, как правило, не содержит обоснования решения, то должностное лицо, не желая

удовлетворять законные требования обращения гражданина, не принимает процессуальное решение в

форме резолютивной части процессуального документа «обращения», а принимает отказное решение в

документальной форме «письма», и как следствие, отказное решение вообще не обосновывается).
Примечание. Нельзя смешивать несовместимые, несравнимые понятия, обозначаемые одним

и тем же словом «определение»: «определение» – процессуальный документ; «определение» –

процессуальное решение, которое содержится в резолютивной части процессуального документа

«определения». Эти понятия находятся в отношении целое и часть.

Недобросовестные судьи стараются смешать, отождествить эти понятия.
2) Указанные положения Конституции, ГПК РФ требуют от судов «обязательность фактического и

правового обоснования принимаемых ими решений» (п.2 абз.2 Определения № 42). Отказные

процессуальные документы «Определения» должны содержать «фактические и правовые мотивы

(основания) отказа в удовлетворении заявленных требований» (п.2 абз.3 Определения № 42);

«мотивировка (обоснование)решения … во всяком случае должна основываться … на нормах

материального и процессуального права» (п.2 абз.3 Определения № 42).
То есть отказные процессуальные документы «Определения» должностных лиц, судов по

заявлениям, обращениям, жалобам граждан на ответы нижестоящих должностных лиц, судов

должны содержать (1) достоверные законоположения, с указанием на конкретные статьи

конкретного закона (правовые основания) и (2) предусмотренные в этих законоположениях

обстоятельства, установленные должностным лицом, судом как факты (фактические основания),

из которых с логической необходимостью следует вывод-тезис: обжалуемое решение – это законное,

обоснованное и мотивированное решение.

Это требование к содержанию отказных процессуальных документов «Определений» устанавливает:

второй критерий адекватности, законности ответа; обязательный признак законного и обоснованного

отказного решения.
Иное конституционно-правовое толкование требований вышеуказанных статей Конституции, ГПК РФ к

содержанию «Определений» позволяет судам на законные требования обращений граждан составлять

отказные процессуальные документы «Определения» без мотивировочной (обосновательной) части или с абсурдным содержанием мотивировочной части, то есть позволяет должностным лицам и судам

принимать незаконные, необоснованные отказные решения, и как следствие, конституционные

права граждан, установленные ст. ст. 33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции, и конституционные

обязанности должностных лиц, судов, установленные ст.2 Конституции, превращаются в насмешку.

Кроме того, это запрещено и судебным актом ЕСПЧ.
Замечание. Очевидно, что в Определении № 42 термины «основания», «обоснование», «обоснованный

довод», «обоснованное решение» соответствуют понятиям в «Теории доказательства (обоснования) и

опровержения».
3) Процессуальные решения должностных лиц, судов по обращениям граждан «должны быть

законными, обоснованными и мотивированными». Общеизвестно, понятие «обоснованное решение»

и понятие «мотивированное решение» – это несовместимые понятия. В ГПК РФ (а также в юридической

литературе) нет определений (ни в каком виде) понятий «обоснованное решение», «мотивированное

решение»; не указаны признаки обоснованного решения, мотивированного решения.

Это дает возможность недобросовестным судьям обозвать решение, обоснование которого явно абсурдно,

законным, обоснованными мотивированным решением.
Однако в Определении № 42 Конституционный Суд указал признаки обоснованного решения

(см. выше подпункт 2), которые соответствуют понятию «обоснованное решение» в «Теории

доказательства (обоснования) и опровержения». И, самое главное, он указал признак мотивированного

отказного решения: « решения могут быть вынесены только после … опровержения доводов,

выдвигаемых … в жалобах …» (п.2 абз.3 Определения № 42). В отказном процессуальном документе

«Определении» должны быть указаны «… конкретные, достаточные с точки зрения принципа

разумности, основания (мотивы), по которым… (все) доводы отвергаются …»

(п.1 абз.1 резолютивной части Определения № 42) – это требование к содержанию процессуальных документов «Определений» устанавливает: третий критерий адекватности, законности ответа; обязательный признак мотивированного отказного решения.
Из контекста Определения № 42 видно, что требование опровергнуть в отказном ответе все доводы означает опровергнуть в отдельности каждый довод. Такое понимание соответствует также «Теории доказательства и опровержения», согласно которой достоверный вывод «все доводы жалобы необоснованны (несостоятельны)» может быть получен только в результате полного индуктивного умозаключения, то есть путем опровержения в отдельности каждого довода-вывода обращения.
Итак, отказное решение является мотивированным, если отказной процессуальный документ «Определение» содержит опровержение в отдельности каждого довода обращения.
«..не опровергнутые же доводы … могут толковаться только в пользу (лица, подавшего жалобу) ….» (п.2 абз.3 Определения № 42) – это означает, что если довод-вывод не опровергнут, то довод-вывод обращения должен считаться обоснованным (истинным).
Конституционный Суд в Определении № 42 указал на конституционное право граждан спорить с судами. Иное конституционно-правовое толкование Конституционным Судом требований к содержанию отказных «Определений» превратит конституционное право граждан спорить с судами в насмешку: приводить в обращениях доводы, опровергающие выводы-суждения должностных лиц, судов, то есть спорить с ними, было бы бессмысленно, ибо доводы отвергались бы без опровержения, т.е. так, как оно сегодня и происходит.
Порядок опровержения выводов-доводов устанавливается «Теорией доказательства и опровержения», согласно которой опровергнуть вывод-довод значит доказать его необоснованность или ложность. То есть доказать необоснованность или ложность хотя бы одного из аргументов, которыми обосновывается вывод-довод, или доказать, что из аргументов, которыми обосновывается вывод-довод, не следует с логической необходимостью вывод-довод. Если же для обоснования довода не приводятся никакие аргументы, а поэтому довод нельзя назвать выводом, то довод опровергается

указанием на его очевидную голословность, необоснованность.

Примечание: В Определении № 42 термин «довод» тождественен термину «вывод», но не является синонимом термина «аргумент». Ибо аргументы, которыми обосновывается довод-вывод, могут быть истинными, а поэтому не могут опровергнуты, и не должны опровергаться. При этом в отказном ответе каждый довод – вывод должен опровергнут; например, путем указания на то, что хотя аргументы истинны, но из них не следует с логической необходимостью вывод-довод, а, следовательно, довод-вывод необоснован.
«Принцип разумности», на который указал Конституционный Суд в Определении № 42, предполагает, что должностные лица, суды в отказных «Определениях» при обосновании

своих выводов-суждений, а также при опровержении выводов-доводов обращения обязаны

соблюдать требования «Теории доказательства (обоснования) и опровержения», и требования правил формальной логики, в частности. Ибо только при соблюдении требований законов и «Теории доказательства (обоснования) и опровержения», требований законов и правил формальной логики выводы-суждения могут быть обоснованными (достоверными). (Если даже всего один вывод-суждение суда необоснован, а, значит, недостоверен, то, и преступник может оказаться на свободе, а безвинный – в тюрьме.
В Определении № 42 Конституционный Суд указал на конституционное право граждан

спорить с должностными лицами, судами, а также указал: «…решения могут быть вынесены только после … опровержения доводов, выдвигаемых … в жалобах …», «…не

опровергнутые же доводы … могут толковаться только в пользу (лица, подавшего жалобу).

Отказ от … оценки обоснованности доводов … в жалобах … на решения судов (должностных лиц)…

создает преимущества для стороны (решение, которой оспаривается) …» (см. выше п.2 абз.3

Определ. № 42).
«… отказ отоценки обоснованности доводов … в жалобах … на судебные решения (решения должностных лиц) … создает преимущество для стороны (решение, которой обжалуется)… Это не согласуется с конституционными принципами состязательного правосудия, включая строгое разграничение функций …(сторон) и суда, обеспечивающее … беспристрастное рассмотрение и

разрешение дела» (п.3 абз.2 Определения КС РФ от 08.07.04 г. № 237).
Из изложенного следует, что бездействие суда, должностного лица по исполнению требований федерального закона, в их конституционно-правовом толковании Конституционным Судом в

Определении № 42, а именно, отказ суда от оценки, от опровержения в процессуальном документе

доводов заявления, обращения, жалобы гражданина, то есть бездействие, которое «создает преимущество для стороны», ответ которой оспаривается, – это есть признак пристрастности

суда, должностного лица в споре.

Приложение (специально для заместителя председателя Октябрьского районного

суда г. Белгорода по гражданским делам Е.В. Кучменко и председателя Октябрьского районного суда г. Белгорода А.В. Семенова):

Должностные лица любой инстанции, суды, в том числе надзорные судьи, заместители и председатели судов всех инстанций, по заявлениям, обращениям, жалобам граждан на ответы, решения нижестоящих должностных лиц, судов обязаны принимать процессуальные решения в форме резолютивной части процессуальных документов «Определений». Эти процессуальные документы должны содержать мотивировочную и резолютивную части. Мотивировочная часть отказных процессуального документов должна содержать: а) доказательство (обоснование) тезиса

«обжалуемое решение – это законное, обоснованное и мотивированное решение»; б) опровержение в отдельности каждого довода жалобы.

Разъяснение решений Конституционного Суда Российской Федерации

Решения Конституционного Суда РФ представляют собой довольно сложные для уяснения не только рядовыми гражданами, но и профессиональными юристами правовые документы. Нередко заявители неясно понимают предмет дела, систему аргументации, конечные выводы Суда, поскольку в них демонстрируется высокий уровень доктринального понимания конституционной материи.

В соответствии со ст. 83 ФКЗ о Конституционном Суде решение Суда может быть официально разъяснено самим Судом по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.

Читайте также:  Существенные условия договора

Под официальным разъяснением решения Конституционного Суда РФ понимается толкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части. О разъяснении решения Конституционного Суда РФ выносится определение, которое излагается в виде отдельного документа и подлежит опубликованию в изданиях, в которых было опубликовано само решение. Определения по вопросам разъяснения решений Конституционного Суда РФ нумеруются с обозначением «О-Р».

По ходатайствам граждан Б. М. и Г. О. Конституционный Суд РФ официально разъяснил определение от 3 апреля 2007 г. № 171-О-П по жалобе гражданина Г. О. и коллективной жалобе граждан — жителей Кабардино-Балкарской Республики на нарушение их конституционных прав положениями законов Кабардино-Балкарской Республики «Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики», «О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике» и Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2007 г. № 715-О-П).

Конституционный Суд РФ в ряде определений пояснил, что официальное разъяснение решения Суда дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением, равно как и воспроизведением положений законодательства, т. е. ходатайство не подлежит рассмотрению в процедуре публичного заседания Конституционного Суда РФ, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования именно самого решения по существу (определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. № 15-0).

Соблюдая последовательность в совершении процессуальных действий, тем не менее при необходимости Конституционный Суд РФ может осуществлять дополнительные действия. Так, в начале судебного заседания Суд может отложить рассмотрение дела, если:

  • • он найдет вопрос недостаточно подготовленным, нуждающимся в дополнительном изучении, которое невозможно произвести в том же заседании вследствие неявки стороны, свидетеля или эксперта, явка которых была признана обязательной;
  • • не представлены необходимые материалы.

Согласно ст. 61 ФКЗ о Конституционном Суде в этом случае Конституционный Суд РФ назначает дату, на которую переносится заседание. Заседание по делу, рассмотрение которого было отложено, начинается сначала или с момента, на котором оно было отложено.

На завершающем этапе стадии судебного разбирательства после заключительных выступлений сторон может возникнуть необходимость выяснить дополнительные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела, или исследовать новые доказательства. В этом случае Конституционный Суд РФ выносит решение о возобновлении рассмотрения вопроса (ст. 67 ФКЗ о Конституционном Суде). По окончании дополнительного исследования стороны имеют право на повторные заключительные выступления, но лишь в связи с новыми обстоятельствами и доказательствами.

Закон разрешает прекратить производство по делу в любой момент заседания, если будут выявлены основания для отказа в принятии обращения к рассмотрению или будет установлено, что вопрос, разрешаемый законом, иным нормативным актом, договором между органами государственной власти или не вступившим в силу международным договором РФ, конституционность которых предлагается проверить, не получил разрешения в Конституции РФ или по своему характеру и значению не относится к конституционным (ст. 68 ФКЗ о Конституционном Суде).

В литературе небезосновательно указывается, что Конституция РФ является исходной нормативной основой для всех действующих в Российской Федерации законов и иных правовых актов. В принципе любой разрешаемый на нормативно-правовом уровне вопрос может быть оценен как конкретизирующий те или иные конституционные положения, а значит, получивший в ней разрешение, пусть и не всегда прямое. Даже если в Конституции РФ отсутствуют положения, непосредственно касающиеся вопроса, разрешаемого оспариваемым актом (например, техническим регламентом), что исключает для Суда возможность сделать вывод о соответствии или несоответствии проверяемых положений исходным для них нормам Конституции РФ, Суд способен проверить, противоречит или не противоречит оспариваемое регулирование имеющимся конституционным предписаниям [1] .

После признания Конституционным Судом РФ исследования вопросов дела завершенным председательствующий объявляет об окончании слушания дела.

ИНСТИТУТ РАЗЪЯСНЕНИЯ РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

В. ЛУШНИКОВ
Виктор Лушников, советник Управления конституционных основ административного права Секретариата КС РФ.
Достичь того, чтобы решение КС РФ абсолютно ни у кого не вызывало вопросов, практически невозможно. Неясность решения, мнимая или действительная, может быть обусловлена недостаточным пониманием предмета дела, сложностью системы аргументации или конечных выводов суда. Зачастую это связано со своеобразием процедур конституционного судопроизводства.
Не вдаваясь в старый спор о том, кому прежде всего должны быть адресованы юридические тексты, отметим, что необходимость разъяснения решений КС РФ возникает не только и, наверное, не столько в связи с проблемой автономии юридической терминологии.
Прежде всего следует иметь в виду, что КС РФ решает исключительно вопросы права, причем вопросы, сложные даже для профессиональных юристов (именно поэтому представителями заявителей в КС РФ могут быть только лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, или адвокаты). Разрешая спорные конституционно-правовые вопросы, КС РФ демонстрирует доктринальное понимание конституционной материи, в силу чего вынужден занимать одну из нескольких возможных точек зрения, существующих в правовой науке.
Другой распространенной причиной, по которой у заявителей возникает потребность в разъяснении решений КС РФ, являются трудности их применения на практике. Трудности эти тоже вполне объяснимы. Конституция как нормативный акт самого высокого порядка, закрепляя общественные идеалы и ценности, воплощает в себе категории должного, а не сущего. К сожалению, в российской правовой действительности часто бывает так, что между конституционными императивами и правоприменительной практикой существует огромный разрыв.
Федеральный конституционный закон “О Конституционном Суде Российской Федерации” (далее – Закон) весьма лаконично описывает институт разъяснения решений КС РФ. Согласно ст. 83 Закона решение КС РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.
Вопрос о разъяснении решения КС РФ рассматривается в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. О разъяснении решения Конституционного Суда выносится определение.
По смыслу приведенной статьи Закона под официальным разъяснением решения КС РФ понимается истолкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части.
Инициатором разъяснения решения сам Конституционный Суд выступить не может. Вместе с тем никто другой, кроме самого КС РФ, не может дать официальное разъяснение принятого Судом решения. В Определении от 07.10.97 N 88-О КС РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений КС РФ, обязательное для других правоприменительных органов.
Надлежащей процессуальной формой обращения в КС РФ об официальном разъяснении его решения является ходатайство. Если разъясняемое решение выносилось палатой Суда, то именно ей принадлежит право официального разъяснения; то же относится и к решениям, принятым в пленарном заседании. По смыслу ст. 44 и 83 Закона ходатайство об официальном разъяснении решения КС РФ может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании КС РФ; в случае отзыва ходатайства производство по делу прекращается (Определение КС РФ от 10.11.2002 N 340-О “О прекращении производства по ходатайству Администрации Новосибирской области”).
Объектом разъяснения являются все решения КС РФ, виды которых приведены в ст. 71 Закона (итоговые решения по существу предмета рассмотрения – постановления и заключения, а также все иные решения, именуемые определениями). Решение Конституционного Суда об официальном разъяснении оформляется определением в виде отдельного документа. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента КС РФ).
Процесс разъяснения решения КС РФ, таким образом, делится на две стадии: на оценку допустимости ходатайства, результатом которой является либо определение в протокольной форме о принятии ходатайства к рассмотрению, либо определение в виде отдельного документа об отказе в принятии ходатайства, и на собственно разъяснение, результатом которого становится определение в виде отдельного документа. Собственно определений о разъяснении решений КС РФ немного – от 06.06.97 N 59-О, от 07.10.97 N 88-О, от 26.11.98 N 144-О, от 14.01.2000 N 4-О, от 14.12.2000 N 245-О и от 27.11.2001 N 202-О. Постановления, поскольку они принимались в открытом судебном заседании, разъяснялись также в открытом судебном заседании с приглашением сторон и их представителей.
Однако большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, – это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика КС РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.
Право на обращение
Во-первых, субъект обращения с ходатайством об официальном разъяснении должен быть надлежащим.
Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства члена Совета Федерации В.А. Озерова о разъяснении Постановления КС РФ от 16.06.98 по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ, КС РФ в Определении от 08.06.2000 N 119-О указал, что согласно ст. 125 (ч. 5) Конституции РФ и ст. 105 Закона правом на обращение в КС РФ по вопросам толкования Конституции РФ наделены лишь Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ. Председатели законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ либо другие члены Совета Федерации таким правом не обладают.
Интерпретация положения ст. 83 Закона о том, что решение КС РФ может быть официально разъяснено по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено, изложена и в других “отказных” определениях Суда.
Например, гражданин С.В. Кольцов ходатайствовал о разъяснении Постановления КС РФ от 12.03.2001. В удовлетворении его ходатайства было отказано. Как установил Суд, гражданин С.В. Кольцов не относится к числу тех надлежащих субъектов, которые вправе обратиться в КС РФ с ходатайством об официальном разъяснении Постановления от 12.03.2001, поскольку он не являлся участником конституционного судопроизводства по делу, а потому такое разъяснение ему дано быть не может. Аналогичная правовая позиция выражена КС РФ и в ряде других решений (Определения от 13.06.2002 N 144-О, от 12.07.2002 N 121-О и др.).
Предмет рассмотрения
Другими критериями допустимости ходатайств о разъяснении решений КС РФ являются рамки предмета рассмотренного дела и компетенция КС РФ. Официальное разъяснение принятого Судом постановления дается только в рамках его предмета и не может содержать решение по новым вопросам, связанным с проверкой конституционности иных норм, а также с толкованием законов или иных нормативных актов, которое может осуществляться в процессе их применения судами общей юрисдикции (Определение от 16.07.2004 N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).
Кроме того, официальное разъяснение решения КС РФ дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; КС РФ не вправе формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом решении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций (Определение от 25.03.2003 N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).
Отказ в принятии и рассмотрении
Не являются допустимыми ходатайства, направленные в КС РФ в связи с тем, что заявители не согласны с принятым по их обращению решением.
Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В. В. Чарского, КС РФ указал, что в их обращении, по существу, ставится вопрос не о разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе Определении положений, а о его пересмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона решение КС РФ окончательно и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Судом к рассмотрению (Определение от 21.12.2001 N 304-О).
Недопустима и проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними под видом разъяснения порядка реализации постановления КС РФ.
В процессе разъяснения своего решения КС РФ связан не только различными процедурами конституционного судопроизводства, но и рамками своей компетенции.
Воронежская областная коллегия адвокатов, ставя в своем ходатайстве об официальном разъяснении Постановления КС РФ от 23.12.99 вопрос о том, можно ли считать “новым регулированием” отдельные положения части второй НК РФ, фактически просила разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при возникновении спора между адвокатами – плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органами, осуществляющими взыскание таких взносов. Разъяснение же положений тех или иных законов и порядка их применения в компетенцию КС РФ, установленную Конституцией и Законом, не входит (Определение от 20.11.2001 N 246-О). В этом же Определении КС РФ отметил, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения КС РФ в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтересованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции.
В заключение хотелось бы обратить внимание на два определения КС РФ, которые стоят как бы особняком от всех остальных определений, касающихся вопроса о разъяснении решений КС РФ. Речь идет об Определениях от 06.02.2003 N 34-О об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия и от 08.04.2003 N 115-О по ходатайству ГУП “123-й Авиационный ремонтный завод”. И в том и в другом случае КС отказал в принятии к рассмотрению ходатайств заявителей об официальном разъяснении “отказных” определений, принятых по их жалобам.
Особенность данных дел в том, что, отказывая, Суд вместе с тем в резолютивной части определений указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, состоявшихся по делам заявителей. Объяснение этих двух исключительных случаев кроется в том, что первоначальные “отказные” определения, исходя из конкретных обстоятельств, предполагали некий позитивный исход дела, но в резолютивной части первоначальных определений возможность позитивного исхода закреплена не была.
Сыграло свою роль и то, что в деле Новгородского авиапредприятия КС РФ, действуя в рамках своей компетенции, вынужден был именно таким образом обратить внимание арбитражных судов на их упорное нежелание признать судебную ошибку.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

“КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
“НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)” от 05.08.2000 N 117-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 19.07.2000)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 21.07.1994 N 1-ФКЗ
“О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
(одобрен СФ ФС РФ 12.07.1994)
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 212-О
“ПО ХОДАТАЙСТВУ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 12 АПРЕЛЯ 2002 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 13 И 14 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА “ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 08.04.2003 N 115-О
“ПО ХОДАТАЙСТВУ ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ “123 АВИАЦИОННЫЙ РЕМОНТНЫЙ ЗАВОД” ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 13 НОЯБРЯ 2001 Г. N 225-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ “АРКТИКМОРНЕФТЕГАЗРАЗВЕДКА” И “123 АВИАЦИОННЫЙ РЕМОНТНЫЙ ЗАВОД”, ОАО “ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ “ПЕЧЕНГАНИКЕЛЬ”, “САЛАВАТНЕФТЕОРГСИНТЕЗ” И “ТАЙМЫРЭНЕРГО” НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 8 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ “О НАЛОГЕ НА ПРИБЫЛЬ ПРЕДПРИЯТИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ”
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 25.03.2003 N 49-О
“ПО ХОДАТАЙСТВУ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 19 ИЮНЯ 2002 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 18 ИЮНЯ 1992 ГОДА “О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС”
(В РЕДАКЦИЯХ ОТ 24 НОЯБРЯ 1995 ГОДА И ОТ 12 ФЕВРАЛЯ 2001 ГОДА), ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ ОТ 12 ФЕВРАЛЯ 2001 ГОДА “О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ “О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС”, ОТ 19 ИЮНЯ 2000 ГОДА “О МИНИМАЛЬНОМ РАЗМЕРЕ ОПЛАТЫ ТРУДА” И ОТ 7 АВГУСТА 2000 ГОДА “О ПОРЯДКЕ УСТАНОВЛЕНИЯ РАЗМЕРОВ СТИПЕНДИЙ И СОЦИАЛЬНЫХ ВЫПЛАТ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 06.02.2003 N 34-О
“ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ХОДАТАЙСТВА ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИТАРНОГО НОВГОРОДСКОГО АВИАЦИОННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 20 ДЕКАБРЯ 2001 ГОДА ПО ЖАЛОБЕ ЭТОГО ПРЕДПРИЯТИЯ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЯМИ 4 И 7 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ “О НАЛОГЕ НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ”
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 10.11.2002 N 340-О
“О ПРЕКРАЩЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ХОДАТАЙСТВУ АДМИНИСТРАЦИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ О РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 24 ЯНВАРЯ 1997 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЗАКОНА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ОТ 17 АПРЕЛЯ 1996 ГОДА “О СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ”
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.07.2002 N 121-О
“ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ХОДАТАЙСТВА ГРАЖДАНКИ КОЛЬЦОВОЙ ЛЮДМИЛЫ ПАВЛОВНЫ ОБ ОФИЦИАЛЬНОМ РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 30 ЯНВАРЯ 2001 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПОДПУНКТА “Д” ПУНКТА 1 И ПУНКТА 3 СТАТЬИ 20 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ “ОБ ОСНОВАХ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ” В РЕДАКЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 31 ИЮЛЯ 1998 ГОДА “О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В СТАТЬЮ 20 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ

Ссылка на основную публикацию